pravoslav_pol


Православная политика


Previous Entry Share Next Entry
1990: выборы Патриарха и Денисенко
pravoslav_pol

И еще из книжки "Вера и жизнь" - про Филарета Денисенко и выборы Патриарха в 1990 году.

Филарет был практически уверен в успехе, тем более, что его заверили в поддержке некоторые государственные деятели. Однако в Церкви его тихо ненавидели, особенно на Украине. Еще в начале 1980-х годов священники рассказали мне, что это «женатый монах». Сам я столкнулся с ним всего несколько раз — но всегда впечатление было отталкивающим. Как-то пришлось у него иподиаконствовать во время церковных торжеств. На службе он был груб, не поздоровался, не попрощался, не спросил даже, как зовут. Довелось быть в качестве церковного журналиста на нескольких мероприятиях, где он участвовал. Больше всего запомнилось заседание Центрального комитета Всемирного совета церквей (ВСЦ) в Москве в 1989 году. Филарет возглавлял делегацию Русской Церкви. Вел себя как обычно надменно, приходил только на «главные» сессии, в дискуссии не вступал.
Впрочем, один раз подискутировать пришлось — во время пресс-конференции. По Москве тогда ходили с плакатами сторонники легализации Украинской Греко-Католической Церкви — ее еще называют униатской. В 1946 году часть ее присоединилась к Православию — некоторые люди добровольно, некоторые под давлением властей. Часть ушла в подполье. Пикет униатов стоял и у Центрального дома туриста, где заседал ЦК ВСЦ. Кто-то из западных журналистов спросил Киевского митрополита, что он об этом думает.
— На территории Советской Украины, — железным тоном отчеканил Филарет, — униатской церкви нет. Есть пособники фашистов, которые удрали в 1944 году с немецкими захватчиками.
— А кто вот эти люди, которые стоят на улице? — переспросил журналист.
Лицо Филарета никак не переменилось.
— Я вам еще раз говорю, — еще тверже проговорил он. — На территории Советской Украины униатской церкви нет.
Последнее слово было сказано тоном, не предполагавшим продолжения дискуссии. Точно тем же тоном года через два Филарет клялся в дружбе униатам и рассказывал прессе, как он вместе с ними боролся против советской власти.
Киевский митрополит стал Местоблюстителем Патриаршего престола и председательствовал на Поместном Соборе 1990 года, созванном для избрания Патриарха. Вел он себя весьма авторитарно. Когда выдвинули кандидатом в Патриархи главу нашей епархии в Лондоне — митрополита Сурожского Антония (Блума), — он сослался на норму тогдашнего устава о том, что Патриарх должен быть гражданином СССР. Кто-то из архиереев — как помнится, архиепископ Максим (Кроха) — предложил поменять устав, на что Поместный Собор имел полное право. Филарет грубо лишил его слова.
Однако первый тур тайного голосования обескуражил Местоблюстителя. За митрополита Ленинградского Алексия (Ридигера) было подано 139 голосов, за митрополита Ростовского Владимира (Сабодана) — 107, за Филарета — только 66. Владыка Антоний (Блум), возглавлявший счетную комиссию, подал бумагу с результатами подсчета Филарету как председательствующему. Никогда не забуду взгляд, которым тот обвел собравшихся — взгляд, полный удивления и ненависти. Во втором туре с перевесом в 23 голоса победил митрополит Алексий. Вскоре после избрания Патриарха мы в холле гостиницы пили чай и что-то покрепче с архиепископом Кировским Хрисанфом, уроженцем Украины, который при Филарете избегал даже посещения родных мест — Экзарха он не любил, но признаться в этом боялся. Мимо шел недавний Местоблюститель.
— Владыка, — подавленно, но твердо спросил он, — а ты-то за кого голосовал?
— Ну уж, конечно, не за вас, — собрав всю волю в кулак, ответил архиепископ могущественному «собрату».
Смерив его и всех окружающих коротким злым взглядом, проигравший удалился.


?

Log in