March 11th, 2016

Снова о выборности духовенства (окончание)

Не замечено Еленой и еще одно важное предложение из петиции: «Отстранение священнослужителя от служения или его перевод из общины должны происходить по его собственному желанию или строго по каноническим основаниям, после обсуждения вопроса на приходском собрании».
В то же время автор текста в «Эксперте» пишет: «Смирение не тождественно слепоте и беспрекословному порабощению. Беззаконные поступки, очевидные грехи духовенства, являющиеся соблазном для прихожан, должны осуждаться и обличаться последнимив том числе с применением тех мер, которые сегодня в Церкви существуют, например, протестов и жалоб прихожан в епархию, при необходимостипоследующего обращения архиерея в инстанции церковного суда. Есть, в конце концов, и инструменты гражданской журналистики. Сегодня не так уж трудно «забить в набат» в блогосфере, привлекая публичное внимание к творящимся в твоей духовной вотчине безобразиям, тем самым не оставляя им шанса быть замолчанными и незамеченными (в том случае, если есть явная «административная» тенденция к замалчиванию)».
Увы, я не знаю практически ни одного случая, когда архиерей менял бы свое решение об отстранении клирика и вернул бы его назад после «протестов и жалоб прихожан». В случае неприемлемого для людей нового назначения решение иногда пересматривают, но это практически никогда не делается именно на основании мнения мирян. Это мнение де-факто объявляют несущественным. Поэтому и должны быть гарантии его учета.
Дискуссия на поднятую тему, на мой взгляд, только начинаетсяжалко, что не страницах expert.ru. Кстати, среди желающих сохранения существующих порядков обнаружилось несколько ультраконсервативных священнослужителей и мирян. Посмотрим, что они скажут на фоне попыток установить архиерейской властью либеральную диктатуру в Церкви, в том числе через кадровые решения
Прот. Всеволод Чаплин

Снова о выборности духовенства (продолжение)

Ждать появления «идеальных» христиан надо будет не два-три поколениявечно. Во всех «древне-идеальных» странах, включая православные империи, регулярное и добровольное участие в церковных таинствах принимало меньшинство. Сегодня, по данным службы социологов, среди православных жителей России это все-таки не 3-5 %. 21 % из них причащающихся раз в год и чаще, 30 % - реже раза в год (http://sreda.org/opros/chastota-prichastiya). Мои многолетние наблюдения подтверждают реалистичность приведенных цифр. Такова же картина среди православных на Западе, что не мешает им избирать священников. До революции причащалось по своей воле примерно столько же людей, а знаний о вере у них было едва ли меньше, чем у наших современников, однако в начале ХХ века эти люди избрали в епископы лучших из новомучеников. Вводить же образовательный, а тем более денежный цензпросто дискриминация. Если не начинать избирать священников и епископов хотя бы в крупных городах, ответственный прихожанин не родится никогда.
«В подавляющем большинстве случаев, - читаем у Елены, - в случае конфликта со священником, верующий меняет храм, уходя к другому духовнику. Свое право свободного выбора он уже реализует в выборе прихода». Увы, это никак не отнесешь к пожилым одиноким людям, которые просто не смогут ездить в той же Москве на другой конец городадаже раз в неделю.
Елена пишет: «Понадобятся списки избирателей по приходуно как их формировать с учетом того, что в настоящее время принадлежность человека к конкретному приходу формально никак не зафиксирована? По какому принципу прикреплять прихожанина к конкретному «избирательному участку»? Будет ли в данном случае учитываться фактор прописки? В обсуждаемой петиции делается уточнение, что приходское собрание должно быть «открыто для участия любого православного христианинаместного жителя». В таком случае прихожане автоматически привязываются к одному из ближайших районных храмов по территориальному принципу. Но уже одно это разрушит существующие в городах приходские общины. Когда верующие из спальных районов годами посещают храмы в городском центре. Потребуется введение избирательного цензанельзя же допускать к выборам случайных «захожан» наравне с прихожанами». 
Приглашать надо всех. Постоянных прихожан за службой с амвона, и они придут, вне зависимости от «территориального» фактора. Ну и местных жителей - тоже всех, включая «захожан». Все-таки они прежде всего придут в ближайший храм на крещение, венчание, исповедь, даже если не ходят в церковь постоянно. Им не все равно, кто у них служит.
Читаем далее: «Для обеспечения принципа выборности кандидатов на настоятельство должно быть как минимум двое. Конкуренция между ними в той или иной форме станет неизбежностью. Слаб человек, и любая форма борьбы за любую условную власть его слабости усиливаетКонкуренция исчезает лишь в том случае, если один из кандидатов берет самоотвод, тем самым аннулируя сам принцип выбора. Но наличие ее, пусть даже в минимальной форме, - действительно ли это необходимо для здоровой духовной атмосферы на приходе? Или, может быть, есть смысл проводить прямые дебаты между кандидатами на настоятельство? В формате - чего уж, раз всё разворачивается на духовном поприщеоткрытой исповеди перед своим возможным будущим приходом. С ответами на возможные уточняющие вопросы со стороны электората».
На самом деле в моей петиции написано: «Кандидаты в настоятели, пресвитеры и диаконы конкретной приходской общины должны предлагаться именно этой общиной. Если кандидатов нетто соседними общинами, в крайнем случаеепархией». Никаких внешних кандидатов в принципе вообще быть не должнони одного, ни двух, ни пятерых, за исключением случая слабой общины, в которой нет своих кандидатов. Настоятеля в многоштатном приходе надо выбирать из имеющихся клириков. Пусть будет два кандидатане страшно. Практически уверен, что никакой «битвы пиар-компаний» в этом случае не произойдет. В одноштатномдостаточно одного кандидата, он там обыкновенно и будет только один. Выборы обязательно из двух кандидатоввовсе не обязательны. Выбирать, конечно, предлагается не только настоятелей, а всех клирикови при наличии двух кандидатов из той же самой общины (что случится не так уж часто) битвы между ними ожидать не стоит.

Снова о выборности духовенства

Подошло к тысяче число проголосовавших за мою петицию об избрании священнослужителей общинами: https://www.change.org/p/дайте-общинам-русской-православной-церкви-возможность-избирать-священнослужителей . Количество подписавших для довольно специфической темы не такое уж маленькое. Среди подписавших следующие клирики (только те, которых я смог идентифицировать): 
протоиерей Александр Шабанов, Тверь;
протоиерей Владимир Зелинский, Италия;
протоиерей Вячеслав Баскаков, Тверь;
протоиерей Иоанн Косых, Ульяновск;
протоиерей Всеволод Чаплин, Москва;
иеромонах Никанор (Лепешев), пос. Наяк, Нанайский район, Хабаровский край;
священник Стахий Вертилецкий, Хабаровский край;
священник Георгий Рощупкин, Ульяновск;
священник Филипп Парфенов, Москва;
священник Александр Шрамко, Беларусь;
диакон Кирилл Храмчихин, Москва;
диакон Олег Симаков, Самара (так человек представился, подтверждения сана в интернете не нашел).
Протоиерей Андрей Хвыля-Олинтер (Москва) просил публично обозначить, что он «оставил комментарий» к петиции.
Еще один клирик из Нижегородской области, с которым я на связи, просил не называть его имени.
Смелым отцамспасибо за поддержку.
Появилась и некоторая критика. Так, Елена Жосул на сайте expert.ru довольно подробно излагает аргументы «против». Поскольку руководство «Эксперта» на мое предложение ответить там же сказало, что это не совсем их тема (все-таки опубликовав текст Елены), отвечу здесьпожестче, чем ответил бы в «Эксперте».
Елена пишет: «Зачем?» - первоочередной вопрос, возникающий при размышлении над идеей усиления выборного принципа в Церкви. Действительно ли в избрании клириков и архиереев Русской церкви паствой есть необходимостьименно сегодня, в текущей фазе церковной жизни?».
Увы, произвол и вкусовщина при назначении духовенства вызывает боль и неприятие многих людей. Вот только что мне написали из одной славной епархии: отправлен за штат заслуженный, но способный служить настоятель, и вместо него назначен молодой архиерейский любимец, который уже является параллельно настоятелем другого храма. Зачем лишать общину полюбившегося священника и разрывать молодого человека на два послушания? Зачем вообще некоторые настоятельствуют в двух-трех храмах? «Ради хлеба куса»? Бесправие общины при определении священника, а епархиипри определении архиерея вызывает сотни жалоб каждый год. И эта ситуация требует исцеления.
Читаем далее текст Елены: «Много ли сегодня во всей России наберется полноценных приходских общинмаленьких «гражданских сообществ» церковной реальности, способных поддерживать соборный дух в своем небольшом пространстве? Полагаю, ответ на этот вопрос очевиден для всякого, кто обладает опытом регулярной церковной жизни хотя бы в течение нескольких лет и кто внимателен к этой жизни и происходящим в ней процессам. Даже отсутствие специальных исследований позволяет сказать: в настоящее время ожидать от приходов достаточной гражданской активностив той мере, какая необходима для реализации обсуждаемых электоральных инициативпреждевременно. Большинство современных русских приходов сегодня еще слишком слабо развиты с точки зрения крепости приходской общины. Можно сказать, что они находятся в стадии созревания, становления».
Мой опытдругой. За 15, 20 и более лет существованияа именно столько существует большинство городских общинвсе ресурсы развития они уже употребили. И в каждой можно найти одного-двух, а то и пятерых кандидатов в священники. И каждая способна определить, какой пастырь ей нужен. В сельской общине кандидатов обычно нетпусть помогут соседние города, только дав возможность кандидату поработать в сельской общине годик-другой. Ведь такая община всегда предпочтет знакомого человека незнакомому, особенно «залетному» юноше, который обычно в этой общине и не задержится – «полетит» дальше или «слетит» с катушек (недаром у нас сейчас многие сотни бывших священников, рукоположенных поспешно и направленных в незнакомую для себя среду). Кстати, «гражданское общество» Локка тут как бы и при чем.
Дальше Елена пишет: «Сложно сказать, сколько времени нужно приходу для полноценного «взросления», - наверное, жизни как минимум двух-трех поколений. <…> Согласно данным большинства опросов, православными верующими сегодня готовы назвать себя около 80% россиян, однако регулярное участие в церковных таинствах принимают лишь несколько процентовот трех до пяти. <…> Подспудно потребительское отношение к храму (я прихожу, чтобы удовлетворить личные религиозные потребности), к сожалению, является частью религиозного чувства немалого количества сегодняшних верующих. Потому что всё на счетуличное время, свободное от работы, лучше посвятить семье и развлечениям, свободные деньги потратить на детей либо ремонт в квартире, но не на приход. Показательна в данном случае ситуация с десятиной. Практика жертвы на храм одной десятой части своего дохода сегодня совсем не распространена. Комфортнее положить ее на депозит, а не в приходскую кассу».