May 2nd, 2016

Христос воскресе!

Пасха в этом году – 1 мая. Многие от души иронизируют по поводу того, что главный православный праздник совпал с Днем солидарности трудящихся… Но ничто не бывает случайным. Господь напоминает нам, что солидарность – это и христианская ценность. Недаром и Патриарх вместе во Всемирным русским народным собором однажды назвали ее одной из главных ценностей для России.
Пасха – время для молитвы, для особой близости с Богом. И одновременно пасхальные дни – это время для взаимной поддержки, для добрых дел, для дружеского общения, для помощи тем, кто нуждается в нас, кто одинок, оставлен близкими, несчастен. Это прекрасное время для того, чтобы ощутить себя одним народом Божиим, одним телом Христовым – Его Церковью. То есть время для солидарности.
Во время Пасхи – а празднуется она сорок дней – обновим наше единство! Будем солидарны друг с другом во Христе, в Его правде, Его мире и Его любви!
Христос воскресе!
Воистину воскресе Христос, аминь!

Ваш
Прот. Всеволод Чаплин

Снова про Пасху и Первомай

Опубликовал колонку про Пасху и Первомай, про Церковь и левые движения на сайте «Реальное время»: http://realnoevremya.ru/today/30162
Христианская солидарность
Празднование Пасхи 1 мая не на шутку озаботило некоторых чиновников, политиков и журналистов. Как же так: в один и тот же день – хоругви и знамена, крестные ходы и профсоюзно-партийные шествия? Впрочем, мне нынешнее совпадение нравится. Как и многое в этом мире, оно, на мой взгляд, не случайно.
Солидарность – одна из христианских ценностей. Не случайно Всемирный русский народный собор еще в конце 2014 года с подачи Святейшего Патриарха Кирилла включил ее в список главных ценностей российской истории – наряду с верой, справедливостью, достоинством и державностью. Пасха, которая празднуется сорок дней, – прекрасный повод проявить человеческую солидарность с теми, кто особо нуждается в нашем внимании. С людьми одинокими, оставленными, немощными, пожилыми. В это время и в храмах, и на различных «светских» празднованиях стираются различия между богатыми и бедными, между поколениями и социальными стратами. Многие недавние «захожане» становятся прихожанами.
Активные православные христиане давно говорят и о солидарности более широкой – той же самой, о которой напоминают профсоюзы и левые политические движения. Сегодня в беседах со священниками простые люди часто говорят об усталости и унынии, которые имеют социальное измерение. Несправедливость, доставшаяся нам от 90-х годов, крайнее имущественное расслоение, нерешенность целого ряда социальных проблем – все это требует сегодня христианского ответа.
Причем ответ такой очень типичен для общин, связывающих себя с именем Христовым. Например, те самые традиционные протестанты, которых Макс Вебер объявил – не вполне богословски обоснованно – создателями «духа капитализма», сегодня стали частью левого политического фланга. Говорит о глобальной справедливости и солидарности также Католическая церковь – иногда даже сравнивая глобальную финансово-экономическую систему с тоталитарными режимами ХХ века.
Критикуют современные экономические аксиомы и многие православные авторы – не только русские и не только консервативные. Израильско-шведско-российский публицист Адам Исраэль Шамир, православный христианин, пишет: «Если у коммунистического режима и есть искупляющая характеристика, то это благородная попытка убить Жадность. Деньги нужны нам для того, чтобы есть, платить за жилье, путешествовать – но не для того, чтобы копить и умножать их».
В России левые протягивают Церкви руку взаимной поддержки – не всегда получая позитивный ответ. Да, слишком близки трагические воспоминания советского периода. Да, православному человеку сложно согласиться с почитанием таких явных гонителей христианства, как Ульянов-Ленин. Да, и сегодня некоторые коммунистические активисты выступают против строительства храмов.
Но диалог с КПРФ у Церкви получается – достаточно вспомнить регулярное участие Геннадия Зюганова в тех же Всемирных русских народных соборах и сопредседательство члена фракции КПРФ в Госдуме (но не самой партии) Сергея Гаврилова в депутатской группе по защите христианских ценностей. В Калуге глава областного совета профсоюзов Александр Гречанинов даже объявил: «Мы планируем пригласить священнослужителя на торжественный митинг, он поздравит собравшихся и с Пасхой, и с Первомаем. Духовность и труд рядом идут». Интересно, придет ли священник.
Наконец, Максим Шевченко в связи с пасхальным первомаем даже сказал: «Русский народ был народом-большевиком и народом-социалистом. В идеалах русского народа было царство справедливости на земле. Русский народ никогда не был сторонником либерального капитализма».
Многим общественно активным православным христианам эти слова, конечно, не понравятся. Но подобные высказывания наверняка еще не раз будут звучать в общественном пространстве – причем чем дальше, чем чаще.
Главная ошибка русского коммунизма
Диалог с «новыми левыми» не менее, а то и более важен, чем устоявшиеся отношения с КПРФ, которую я когда-то в шутку расшифровал как Консервативную партию Российской Федерации (а СПС – как Союз прогрессивных сил). «Правое» и «левое» в нашей стране, где коммунистическая идея причудливо совпала с консервативными настроениями, постепенно возвращаются на свои места. И значит, важно не отдать «левый» дискурс на откуп агрессивным безбожникам, как это произошло на Западе или у нас в конце XIX и начале ХХ века.
Сегодня Геннадий Зюганов говорит о близости христианской и коммунистической идей. «Христос, — говорит он, — был первым коммунистом в новом летоисчислении. Он возвысил свой голос за сирых, за страждущих, за бедных, за больных, за убогих — всех, кому плохо и тяжело. И в этом отношении, если бы он был жив, он бы был в наших колоннах».
Впрочем, христиане сразу ответят: на Пасху мы встречаем именно живого Христа – ведь празднуем Его Воскресение. И, наверное, главная ошибка русского коммунизма, несмотря на его квазирелигиозный характер, отмеченный еще Бердяевым, — это его безбожие. Разница между десятью заповедями Моисеева закона и «Моральным кодексом строителя коммунизма» – отсутствие в последнем заповедей с первой по четвертую. В них говорится об отношениях человека и Бога.
И все-таки не будет ничего странного, если на «первомайскую Пасху» некоторые люди пойдут и на службу, и на демонстрацию. Правда, для этого придется проявить выносливость: ночная пасхальная служба начинается в ноль часов, а заканчивается в три-четыре; митинги и шествия обычно происходят с утра. Впрочем, уверен: выносливые люди в наших городах найдутся.
Протоиерей Всеволод Чаплин