May 19th, 2016

Вперед, к "глобальной этике"? К 70-летию ОВЦС

15 мая Его Святейшество в который раз затронул тему богословского и этического соотношения христианства и иных религий. Это была проповедь в Нальчике – по преимуществу мусульманском городе. Правильно было сказано о важности межнациональной гармонии и защиты межэтнического мира. Диалог Православия и ислама тоже необходим – особенно для отстаивания строгости нравов и общественной роли религии перед лицом агрессивной безнравственности и агрессивного секуляризма.
Но вот опять повторен сомнительный тезис: «Отвечу вопрошающим и сомневающимся: по воле Божией у нас общие нравственные ценности, которые восходят к Десяти заповедям, которые Бог дал Моисею на Синайской горе. Вся этика наших народов, законодательство, которое на ее основе сформировалось, восходят к этим божественным заповедям» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4468825.html).
Во всем этом слышатся отголоски "глобальной этики" Кюнга... Да, в Десяти заповедях есть много разделяемого всеми традиционными религиями и даже неверующими людьми. Но для христианина их мало – в том числе в смысле общественного устройства и общественной нравственности. Десять заповедей – это недостаточный минимум. Те, кто соблюдает только их – даже поклоняясь Истинному Богу, а не искаженному Его образу, то есть обычно вообще не Ему – не входят в Царство Божие и не достигают нравственного идеала. А он изложен в Нагорной проповеди и в нравственном учении Церкви. И именно на них, а не на Десяти заповедях, всегда строились этика и законодательство по-настоящему христианских народов. Напомню: «Величайшие добродетели падшего естества нисходят в ад» (Св. Игнатий Брянчанинов).
Отличие христианской нравственности от всех прочих этических систем – не в частностях вроде многоженства. Оно в том, что, с точки зрения христианина, нормативной для всех людей и необходимой для вхождения в Христово Царство является Нагорная проповедь, нравственный идеал которой недостижим человеческими силами – он достигается только силой Божией, которая подается в истинной Церкви. Главное средство нравственного совершенствования – это не личные аскетические усилия и не «добродетели падшего естества», а Таинства Церкви. Без них ты не достигнешь требуемого Евангелием нравственного совершенства. Все, кто считают иначе, соглашаются либо с тем, что Христос не нужен, либо с тем, что Нагорная проповедь – «это слишком, это не для нас, таких слабых». Так что христианская нравственность совершенно «инакова» даже по отношению к высшим этическим системам и практикам «мира сего».
Тем же днем датируется обращение Его Святейшества по случаю «Всемирного дня памяти жертв СПИДа» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4465208.html). Да, любой человек достоин сострадания и помощи. Но текст идет немного дальше. В нем говорится: «Призываю вас, дорогие мои, никогда не пренебрегать, теми, кто поражен этим вирусом, и ни в коем случае не отторгать и не осуждать их вне зависимости от того, как человек приобрел недуг». Однако упорствующие блудники и содомиты не должны допускаться до причастия, даже если они «жертвы» - по-хорошему их и на литургию верных допускать нельзя. Удивляет и особое внимание именно к СПИДу на фоне того, что много людей в России страдает от других заболеваний, не менее тяжелых и опасных -  например, от туберкулеза или ДЦП. Причина, полагаю, в том, что именно «на СПИД» выделяются немалые средства ООН и разных международных агентств. Некие крохи от этих средств регулярно перепадали и программам, с которыми работает Отдел внешних церковных связей (привет искателям иностранных агентов). Полагаю, что ОВЦС и составил проект Патриаршего обращения. К сожалению, некоторые из упомянутых зарубежных источников финансирования подкидывают денежек на пропаганду «безопасного секса», контрацептивов и полового воспитания – то есть на уменьшение населения России. СПИД – лишь очередной повод все это продвинуть.
С этими мыслями хотел бы отметить очередную «круглую» годовщину создания ОВЦС, который гораздо стремительнее, чем раньше, теряет доверие церковного народа – и скорейшей «оптимизации» сего учреждения через его упразднение и включение, например, в Миссионерский отдел.
Закончу недавно опубликованными словами св. Иустина (Поповича): «Гуманизм превращается в религию человеческих жертвоприношений, это его неминуемое завершение. Все они заменили Бога Христа, начав с Понтифекса Максимуса всех гуманизмов, “наместника Христа”. [Так] Богочеловек [был] заменен человеком, который провозгласил себя богом». Приспособление христианства к такому гуманизму – прямой путь к религии антихриста.
Протоиерей Всеволод Чаплин