June 15th, 2016

Многослойная соборность

Написал кое-что о многослойной соборности в "НГ-религиях": http://www.ng.ru/ng_religii/2016-06-15/5_sobornost.html . Позволю себе пару цитат:
"Нынешнее антиэкуменическое движение, мощнейший импульс которому придала публикация упомянутых проектов, является прекрасным примером новой, децентрализованной власти в православии. Это движение никто ниоткуда специально не направлял, да и направлять не мог – слишком разные люди, подчас плохо переносящие друг друга, в него вошли. Более того, даже в рамках Московского патриархата это движение уже разделилось на несколько групп, практически друг с другом «не сообщающихся» и точно никем из одного центра не управляемых. <...> В Русской церкви «новое» антиэкуменическое движение имеет один скрытый дополнительный мотив: в нем «прорвалось» общее недовольство бюрократизацией церковной жизни, принятием важнейших решений одним или несколькими лицами. Не случайно некоторые лидеры этого движения критически говорят не только о будущем Соборе, но и о подготовленной в условиях чрезвычайной секретности встрече патриарха Кирилла с папой Франциском, о бесправии приходских общин, о возникающем в Церкви «культе» циркуляров и отчетов, о грехе симонии – покупки и продажи церковных должностей. Критика всех этих явлений «либеральным» флангом духовенства и мирян не получила серьезной поддержки из-за непопулярности его лидеров. В случае же с антиэкуменизмом в протест включилось множество консервативных пассионариев, подчас поднимающих те же вопросы, что и «либералы». <...>
Собственно, неформальный Собор уже состоялся - на конференциях и в Интернете. Экуменизм в его ходе осудили - и в ответ не прозвучало ни одного аргументированного возражения. <...>
На Фанар серьезно влияют «старые» глобальные элиты – политические, интеллектуальные, финансовые. И они вряд ли до конца поняли, что XXI век скорее всего не продолжит историю секуляризма как незыблемой основы ведущих политических доктрин. Религия возвращается не просто как милая приправа к светскому политическому ужину, а как главный фактор мировых процессов. Полагаю, что ее будущее определит и мировую экономику, и международные отношения. За предъявившим претензию на власть исламом потянутся и другие живые религиозные общины, причем православная наверняка будет одной из первых. Политкорректные религии, произносящие длинные скучные фразы и веками делящие сферы влияния, стремительно выходят из моды.
Люди склонны идти за теми, кто, подобно кумиру молодежи 60-х Джиму Моррисону, говорит: «We want the world and we want it now». Попытка западных элит «обуздать» православие через международно-бюрократические механизмы выглядит смешно – сегодня очень просто эти механизмы или проигнорировать, или опрокинуть. Завтра будет еще проще. И наиболее дальновидные представители элит – что западных, что российских – это понимают. Поддержка фанариотской риторики и «дипломатической» стилистики православия долго не продлится. В Соборах будущего ключевыми участниками наверняка будут не назначенные «делегации», а наиболее яркие лидеры – иерархи, богословы, старцы, миряне. Собственно, так было и в прошлые века. Альтернатива возвращению к этой практике – лишь теплохладность, медленная духовная смерть, а затем слова Господа: «Как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3, 16)".
Протоиерей Всеволод Чаплин

Про друзей и недругов России

Очередная колонка с сайта «Реальное время» - про друзей и недругов России.

Всеволод Чаплин: «Мы не агрессивны. Но надо уже наступать»
Протоиерей Всеволод Чаплин о друзьях и врагах России: перемены и константы
Политический вектор России может меняться на 180 градусов. Если еще вчера одни страны казались закадычными друзьями и братьями навек, то сегодня они могут стать злейшими врагами. Вместе с тем государства, с которыми отношения были довольно прохладными, могут вмиг оказаться стратегическими партнерами и надежными друзьями. Такие процессы естественным образом отражаются и на настроениях россиян. Колумнист «Реального времени» протоиерей Всеволод Чаплин свою новую колонку посвятил переменным и постоянным величинам в отношениях «друг/враг России».
Новый враг – Анкара
Согласно данным «Левада-центра», граждане России весьма определенно идентифицируют своих друзей и недругов. 72% считают наиболее враждебной страной США, 48% – Украину, 29% – Турцию. Две последние страны стали определяться как недружественные относительно недавно. Отношение же к США стабильно ухудшалось все последнее время – с середины 2013-го. А за три месяца 2014 года, по данным того же центра, негативное отношение к политике Вашингтона значительно увеличилось: в январе его разделяли 44% опрошенных, в марте – 61%.
Понятно, что объединение вокруг врагов и угроз – не самое стабильное, не самое конструктивное и уж, конечно, не самое нравственно чистое. Впрочем, задумаемся: в чем причина отрицательного отношения к некоторым странам? Неужели в «природной агрессивности русских», на которую периодически намекают на Западе?
Взрыв недоверия к Турции возник отнюдь не сам по себе. После нескольких лет доминирования в нашем обществе симпатий к этой стране как месту отдыха и экономическому партнеру все переменилось после атаки на российский самолет и последовавших беспардонных политических заявлений. Анкаре не позволили «поживиться» сирийскими территориями, и произошло то, что произошло. Неужели жители России должны были этого не заметить?
Злейшее братское государство
Про Украину – отдельный разговор. Страна, которая при самых разных режимах традиционно воспринималась как братская, выдавила в Россию многих общественных активистов, ценивших имперское и советское прошлое, отстаивавших единство Украинской православной церкви с остальными частями Московского патриархата, да и просто считавших себя русскими и не боявшихся об этом говорить в СМИ и на политических площадках.
Демократия, свобода слова и право быть избранными на Украине есть для кого угодно, но не для этих людей: многие из них стали политическими эмигрантами, некоторые оказались в тюрьме или погибли при более чем странных обстоятельствах. Российские власти мало что сделали для сохранения их свободы и их общественного влияния, но народ не обманешь.
Вспоминая немецкие кинохроники 41-го
Германию в 2006-2011 годах считали «другом» в среднем чуть более 20% опрошенных в России, «врагом» — 2-4 %. Теперь все переменилось: о недружественном отношении к нашей стране ведущего государства ЕС говорят 19% россиян, о дружественном – 2%, и такова стабильная картина двух последних лет.
И что же, страна, победу над которой мы празднуем каждый год, парадоксальным образом начинает восприниматься хуже по мере того, как война уходит в историю? Может быть, «Бессмертный полк» тому виной? Или все-таки заявления и действия немецких политиков? Так, на днях стало известно, что в новой редакции «Белой книги» – руководства по политике национальной безопасности, разрабатываемого германским оборонным ведомством, – будет утверждаться, что Москва «продвигает свои интересы насильственными методами, самовольно изменяет гарантированные международным правом границы и поэтому представляет угрозу для мирового порядка в Европе, сформированного после окончания холодной войны», а также «отворачивается от Запада, укрепляет стратегическое соперничество и усиливает военную деятельность на внешних границах Евросоюза».
Между прочим, подобная аргументация использовалась в немецкой кинохронике июня 1941 года: там упоминались «планы большевиков по захвату Европы», «подготовка к войне», «агрессия против Финляндии»… И сегодня нам в ответ положено восторгаться и каяться, как немцы каялись полвека за нападение на СССР?
Американские установки
Впрочем, надеюсь, что негативное отношение к Украине, Турции и даже Германии – временное явление. У каждой из этих стран есть немало шансов на перемену своей политики в отношении России, и, поверьте, это очень быстро изменит отношение к ним нашего народа. Плохо это или хорошо, но мы отходчивые.
С США – история другая. Многие десятилетия эта страна, вернее, ее элита претендует на то, чтобы поменять наши базовые политические и социальные установки, переделать нас по своим «демократическим» лекалам, отнять нашу душу. В том числе и через правящие слои Турции, Украины, Германии. Это наш народ тоже прекрасно понимает.
И ответ, наверное, может быть прежде всего один: мощное послание американскому народу о неправильности политической системы США. О том, что финансовые круги захватили в стране реальную власть, не допуская своих критиков к рычагам государственного управления и к формированию информационной повестки дня. О том, что даже явного лидера симпатий американского общества Дональда Трампа сейчас отчаянно пытаются не пустить в Белый дом, потому что он не во всем будет плясать под дудку сложившихся элит. А значит, народовластие в Америке становится фикцией.
«Мы ценим самостоятельность»
Мы не агрессивны, и свои симпатии-антипатии формируем, в основном, на основе фактов агрессии против нас – военной, политической, экономической, информационной. Но надо уже наступать – хотя бы на идейном и информационном фронтах. Иначе придется обороняться на поле битвы.
Между прочим, страны, которые население России воспринимают как друзей: Белоруссия (50% опрошенных), Казахстан (39%), Китай (34%), Индия (18%), Армения (13%) – вовсе не обязательно близки нам по религиозному и этническому признаку и даже по общему имперско-советскому опыту. Некоторые исторически гораздо более близкие страны как друзья почти не воспринимаются, например, Сербия (6%) и Болгария (4%). Причина проста: мы ценим самостоятельность. И готовность договариваться с нами на равных и без посредников – прежде всего в лице тех же США.
Протоиерей Всеволод Чаплин
Источник: http://realnoevremya.ru/today/33514