June 30th, 2016

О текстах, принятых на Крите - 3

И снова о критских документах – теперь касающихся норм благочестия. Тут, если сравнивать с практикой нашей Церкви, скорее делается шаг в сторону большей строгости.
Правда, в тексте о браке содержатся неопределенные критерии решений относительно союзов с «инославными». «Священный Синод каждой автокефальной Православной Церкви, - читаем в тексте, - должен подходить к возможности применения церковной икономии относительно препятствий к браку в соответствии с принципами церковных канонов, в духе пастырской рассудительности, служа спасению человека». «Принципы церковных канонов» такие браки, собственно, запрещают. Если и применять икономию – то, может быть, хотя бы с призывом второй стороны брачного союза принять православную веру? Ведь для настоящего христианина, следующего церковным установлениям, вера в браке (и во всей жизни) главное. И значит, дети должны быть воспитаны в истине и благочестии, что бы ни говорили муж (жена) и «ювенальная юстиция». И нечего жалеть в связи с этим наших «брачных эмигранток».
А вот «брак между православными и нехристианами категорически запрещается по канонической акривии». Все правильно и все ясно – в свете только что сказанного.
Довольно жестко говорится о гражданском браке (то есть зарегистрированном государством, а не о простом сожительстве): «Гражданский брак между мужчиной и женщиной, зарегистрированный в законном порядке, не имеет сакраментального характера и, будучи лишь сожительством, узаконенным государством, отличается от благословляемого Богом и Церковью брака». Civil partnerships объявляются вообще недопустимыми: «Церковь не признает возможным для своих членов гражданских союзов - как однополых, так и заключенных с противоположным полом, - а также вступление во всякую иную форму сожительства, кроме брака».
Наконец, вводится жесткая мера относительно разводов и повторных браков: «Неокончательно расторгнутый или неаннулированный брак, а также третий брак составляют абсолютное препятствие к заключению брака». Ни о каких лукавых формулировках типа «фактического распада брака» здесь нет и речи. Не получили жена или муж развода, считает вторая сторона брак нераспавшимся – значит, не может быть никакого церковного согласия на второй или третий брак. Здесь греки, не отягощенные советским опытом быстрых и множественных разводов, оказались немного впереди нас.
В то же время документ о посте предлагают лукавую формулировку: «Соблюдение поста перед Святым Причастием в течение трех или более дней оставляется на благочестивое усмотрение верующих». О духовнике или исповедующем священнике даже речи не идет. Если наша Церковь когда-нибудь примет этот документ, найдутся миряне, которые дерзостно заявят: «А я благочестиво усмотрел, что поститься до дня причащения мне не надо».
В общем, есть плюсы и минусы – и опять недообсужденность, недособорность.
Прот. Всеволод Чаплин