July 1st, 2016

Чьи интересы представлял «Всеправославный» собор на Крите?

Написал очередную колонку для "Реального времени":  http://realnoevremya.ru/today/35686

Всеправославный ли собор?

«Всеправославный» собор, завершившийся в воскресенье на Крите под председательством патриарха Константинопольского Варфоломея I, не произвел сенсаций. Как и ожидалось в последние дни перед открытием, на него не поехали четыре Церкви, представляющие большинство православного населения планеты, а также большинство епископов — то есть тех лиц, которые полномочны принимать решения на подобных собраниях. Правда, в последний момент все-таки решила ехать долго колебавшаяся Сербская Церковь.

Документы, проекты которых долго критиковали иерархи, богословы, монахи и миряне по всему православному миру, были приняты почти в неизменном виде. Так, в них позитивно упоминается «экуменическое движение», где давно утрачены поиски вероучительной истины, ради которых — и ради единения именно вокруг истины, если бы она была совместно обретена — оно вроде как создавалось.

Особое внимание уделяется деятельности «Всемирного совета церквей» (ВСЦ). Эта организация тоже была сформирована ради поисков единства всех, кто именует себя христианами. Она громко заявляла о себе в 50-е и 60-е годы, была ареной идейного противостояния советского и западного «лагерей» в 70-е и 80-е, а потом явно «протухла». Сегодня новостей о ВСЦ и о занятых им позициях вы практически нигде не найдете — совет превратился главным образом в площадку для рассмотрения внутренних бюрократических проблем и освоения грантов, получаемых от структур ООН и западных фондов. В «профильном» же документе собора — форума не «экуменического», а внутриправославного — этой полумертвой конторе посвящено аж 4 пункта из 24.

Без вызовов мировому истеблишменту

Критику будто не услышали. Да, в одном из документов говорится: «Православная Церковь <…> является подлинным продолжением Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви». К тому же на Крите признали вселенский авторитет ряда соборов IX-XVII веков, где, в частности, были осуждены католицизм и протестантизм. В принципе, все это может считаться претензией на уникальное обладание истиной — но данная декларация тонет в чрезвычайно политкорректном языке документов завершившегося собрания. Люди, настаивающие на строгом исповедании православной веры, не могли не заметить и того, что среди наблюдателей был представитель «Евангелической Церкви в Германии», где на региональном уровне одобряется «благословение» однополых браков, и Церкви Англии, где подобное также активно обсуждается. Был представлен наблюдателем и ВСЦ, в руководстве которого присутствуют общины, активно «венчающие» гомосексуалистов и допускающие их служение в качестве «пасторов» и «епископов».

Тональность общественной позиции «варфоломеевского собора» очень напоминает риторику 70-х годов. Квазипацифистское осуждение войны, вялая критика глобальной экономической несправедливости, «борьба за мир», мягкие экологические призывы… И ничего, что реально бросило бы вызов мировым элитам или побудило бы христиан преодолеть угрозу терроризма или агрессии так, как только и можно ее преодолеть — военной силой. В общем, на сложные и острые проблемы ответили общими словами.

Однако настоящая цель организаторов форума, а это прежде всего «фантомный» Константинопольский патриархат, расположенный в Стамбуле, но известный хитросплетенными играми с мировой политико-финансовой элитой, — это создание механизма для управления гораздо более многочисленными Православными Церквами, в частности, Русской. Для этого пытаются сделать подобные собрания регулярными и объявить их решения общеобязательными — по аналогии с международным правом. Между прочим, на Крите раздавались голоса о желательности созыва аналогичного собрания через несколько лет или даже в нынешнем году.

Украинская разменная монета

Для понуждения всех Церквей к отказу от своего «суверенитета» в пользу вязкой «константинопольской» могут использовать спекуляции на их внутренних проблемах. Для Русской Церкви такая проблема — Украина. Недавно Верховная Рада обратилась к патриарху Варфоломею с предложением отменить акт 1686 года, которым в состав Русской Церкви передавалась Киевская митрополия (куда, между прочим, входили и Литва с Белоруссией). «Константинополю» также предложили возглавить на Украине некий «объединительный собор». На Крите решений по этому поводу не принималось. Однако Константинопольский патриархат уже заявил, что будет рассматривать вопрос самостоятельно. И он наверняка уже сейчас пытается шантажировать церковную Москву: не признаете итогов критского собрания и не включитесь в дальнейшую «общую работу» — начнем отрывать от вас Украину. Поддаться на этот шантаж — значит не только «потерять лицо», но и позволить новосозданному международному механизму, финансово зависимому от Евросоюза и греческой диаспоры в Европе и США, управлять Русской Церковью.

Впрочем, и украинцы вряд ли должны питать большие надежды. Сами по себе «Константинополю» они не нужны — их, как водится, хотят сделать разменной монетой в чужой игре. Даже если иерархи, живущие в стамбульском квартале Рум-Фенер, проведут в Киеве некое собрание или назначат на Украину своего представителя (слухи об этом активно ходили во время критского форума), они постараются как можно дольше «подвешивать» ситуацию, управлять ею и использовать ее в своих целях. Им не нужна церковно независимая Украина –— они хотели бы иметь ее под своим контролем.

Однако либерально-«экуменические» тенденции в деятельности «Константинополя» не позволяют ему стать настоящим лидером консервативного православного мира. Даже на Афоне, канонически подчиняющемся Рум-Фенеру, высказали несогласие с «экуменическими» проектами критских документов. Духовного же авторитета у «Константинополя» нет никакого. Именно поэтому на шантаж и интриги Москве — как церковной, так и политической — надо отвечать солидарностью с теми иерархами, пастырями, монашествующими и мирянами, которые сегодня стоят за чистоту Православия, в том числе и в греческой среде, и в румынской, и в украинской, и в западной. Работать нужно с активным большинством, а не с кучкой бюрократов, даже влиятельных. Именно это позволит положить конец манипуляциям, вредным для русского мира и для мирового Православия.

Прот. Всеволод Чаплин

В защиту Людмилы Есипенко - петиция

Опубликовано обращение к Патриарху Кириллу в форме петиции в защиту Людмилы Есипенко, которую можно подписать здесь: https://www.change.org/p/патриарх-московский-и-всея-руси-обращение-к-святейшему-патриарху-кириллу-верующих-хотят-обязать-платить-за-богохульство .
Полный текст:
«Ваше Святейшество,
Мы, православные, просим Вас, нашего архипастыря, помочь нам осознать, как относиться к ситуации, которая сложилась вокруг уголовного преследования Людмилы Есипенко за протест против богохульной выставки в Манеже 14 августа 2015 года.
Правительство Москвы направило в уголовный суд иск об оплате Людмилой реставрации кощунственных изображений Господа Иисуса Христа, которые она якобы серьезно повредила, выступив против их экспозиции.
Правильно ли мы понимаем то, что:
1. Оплачивать “починку” богохульных изображений для христиан невозможно. Независимо от размеров такой оплаты и от того, было ли повреждение кощунства результатом оправданного протеста или “ревностью не по разуму”.
2. Невозможно также просить заплатить по этому иску иноверцев или атеистов.
3. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви предписывают в данном случае гражданское неповиновение светским законам и формально законным требованиям гражданских властей, так как это “угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершение иного несомненного греха в отношении Бога” (ОСК).
4. Обязаны ли мы, православные люди, исчерпать все законные средства, чтобы избежать первого известного нам в постсоветской России конфликта церковного права с государственным законодательством?»

Важные вопросы подняты… Между прочим, по соображениям совести можно даже в армии не служить, и международное право полностью поддерживает в этом случае идею conscientious objection. Во многих странах врачи по этим же соображениям могут отказаться от совершения аборта. А вот как в этом случае? Неужели можно заставить человека платить за то, что он по соображениям совести считает неправильным и даже преступным? Напомню, что десятки заявлений людей в правоохранительные органы с просьбой проверить саму выставку на предмет порнографии и осквернения почитаемых верующими предметов остались без ответа. Надеюсь, что церковные власти ответят хоть что-то на это обращение.
Прот. Всеволод Чаплин