July 8th, 2016

Есть ли границы у свободы миссионерства?

Написал колонку для Life.Ru про религиозный аспект законов Яровой-Озерова: https://life.ru/…/iest_li_ghranitsy_u_svobody_missionierstva .
Ниже - немного расширенная версия, которая не вместилась полностью на сайт.

Подписанные сегодня Президентом «законы Яровой-Озерова» затрагивают сферу религиозного миссионерства – ими вносятся поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». К сожалению, перед внесением в Госдуму с общинами верующих, даже традиционными и благонамеренными, проект не обсудили. Впрочем, они начали реагировать довольно быстро – причем практически все: и православные, и мусульмане, и иудеи, и протестанты. Последние, как активно миссионерствующие, были наиболее активны.
Кроме массы мелких несуразностей, законопроект теоретически приводил к тому, что практически каждое публичное высказывание на религиозную тему правоохранители или суды могли приравнять к миссионерству, потребовав у любого лица, говорящего о религии, предъявить «бумажку» от религиозного объединения. Однако, согласно статье 28 действующей Конституции, каждому гарантируется право «распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Это означает, что любой человек – верующий, агностик или атеист, российский или зарубежный гражданин, член религиозной общины или сугубый «индивидуал» – может в рамках закона не только выражать свои взгляды, но и пропагандировать их. Такая же норма содержится во многих международно-правовых документах.
Религиозные общины довольно быстро смогли отстоять упомянутое право. Принятый текст поправок объявляет миссионерской деятельностью только деятельность религиозного объединения (группы или организации) по распространению своего вероучения сред лиц, не являющихся его последователями, причем с целью вовлечения в него. Грубо говоря, призываешь от имени прихода прийти в него неверующих – это миссионерство. А говоришь от себя о правильности ислама, буддизма, православия или атеизма – это, по идее, реализация твоего личного права на распространение убеждений. Потому что Конституцию никто не отменял.
Возникает, впрочем, одна проблема. Поймут ли эту тонкую юридическую эквилибристику наши правоохранители? Да, новый закон говорит, что миссионерская деятельность – это работа объединения. Но не скажут ли нам где-нибудь на Камчатке, что теперь такая деятельность только объединениям и разрешена – а всем остальным о религии или атеизме надо молчать? Если практика окажется именно такой, надо будет бить во все колокола. Потому что это приведет к запрету на публичное обсуждение «частными лицами» одной из важнейших сторон человеческой жизни. Для меня - так самой важной.
Интенция создателей законопроекта понятна: есть в религиозно-общественной сфере опасные идеи, и их распространение надо блокировать. Есть и опасные секты – не случайно новый закон налагает ряд ограничений на миссионерство иностранцев, а также делегитимирует злоупотребления, свойственные некоторым сектам – например, принуждение передавать в «общину» свое имущество, воспрепятствование получению обязательного образование или склонение к отказу от медпомощи. Закон направлен и против «конфессиональной анонимности», и так уже в принципе нелегитимной – речь о случаях, когда, например, «свидетели Иеговы», проповедуя на улицах, не сразу говорят, кто они такие, представляясь «просто христианами». Согласно подписанному сегодня тексту, литература, выпускаемая и распространяемая религиозной организацией, должна маркироваться ее названием.
Впрочем, увы, очень трудно создать норму, которая ограничивала бы деятельность экстремистов или сектантов – и не мешала бы благонамеренным религиозным общинам, без которых вакуум духовности может еще быстрее заполниться опасным оккультизмом и сектами. Было бы честнее и правильнее забыть об утопиях всеобщей толерантности и деидеологизации – и прямо запретить опасные доктрины. То есть не только нацизм и фашизм, но и агрессивные формы ваххабизма и неоязычества, учение изуверских сект. И объявить незаконным их распространение даже частными лицами. А заодно прогнать из страны управляемые из-за рубежа религиозные новообразования. Так и обычным людям, и правоохранителям будет проще разобраться, что к чему.

Прот. Всеволод Чаплин