October 21st, 2016

По итогам визита в Англию

Дочитал-таки материалы Патриаршего визита в Великобританию. Одно впечатление: пусто… А ведь можно было выступить с мощным посланием британскому народу, сказать о необходимости его рехристианизации, оценить причины Brexit’a, а то и предложить общественные преобразования. Призвать православных христиан к миссии среди британцев. (Какой-нибудь Далай-лама, например, посещая ту или иную страну, не боится учить жизни ее народ.)
Но нет, глаз ни зацепился практически ни за что. Разве только в общении с журналистами, по преимуществу российскими, прозвучала умеренно-позитивная оценка монархии, да вновь было сказано, что священная война с христианской точки зрения все-таки может иметь место. И то, и другое неплохо – как бы бесились по этому поводу «просвещенцы».
Власти Великобритании визит нарочито проигнорировали. Судя по всему, в ответ на дипломатический запрос о встрече с премьером была предложена только беседа с замминистра иностранных дел – и Патриарх на нее не пошел, направив митр. Илариона. Даже на открытии 19 октября русского храма и культурного центра в Париже, где Русскую Церковь представлял еп. Антоний (Севрюк), были мэр города и достаточно крупный государственный чиновник – при всех нынешних франко-российских сложностях.
Встреча с королевой была организована по каналам «Церкви Англии» - недаром на ней присутствовало англиканское руководство. Но Букингемский дворец проявил крайнюю сдержанность – на встречу не допустили ни одной фотокамеры, а для нынешнего Первоиерарха это болезненное обстоятельство.
Сама встреча с Джастином Уэлби оказалась практически засекречена – похоже, тональность общения была весьма комплиментарной, несмотря на то, что «Церковь Англии» разъедается движением за «гей-браки» и фактом «служения» открытых содомитов, что не вызывает особого протеста ее руководства. О «христианстве» здесь уже, увы, говорить поздно. Хорошо хоть то, что в пресс-релизе утверждается: Патриарх сказал, что Русская Церковь «серьезно озабочена либерализацией учения Церкви Англии в вопросах церковного устройства — рукоположения женщин в священнический и епископский сан, а также в вопросах нравственности и семьи» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4644243.html). Озабоченности, впрочем, уже мало – надо прямо правду говорить, а не разменивать возможность встречи с королевой на почти полное молчание по самому сложному вопросу церковной повестки дня применительно к Британии.
Очень странная вышла история с исходом из здания участников церемонии в Королевском географическом обществе после включения пожарной сигнализации. Прочесть доклад Патриарх не смог. Вообще-то в таких случаях обычно сначала проверяют, действительно ли что-то горит, а потом выгоняют на улицу высоких гостей.
На всем этом фоне гораздо смелее, чем Его Святейшество, высказался осторожнейший архиепископ Сурожский Елисей: «Все наши священники должны быть миссионерами. <…> Мы не являемся «посольской церковью», как это было в дореволюционное время. Наша миссия гораздо шире, чем просто окормлять россиян, — мы здесь, чтобы проповедовать Евангелие всей твари (см. Мк. 16:15). <…> Существуют значительные разногласия в англиканском сообществе, и сегодня многие англикане придерживаются взглядов, которые трудно и невозможно согласовать с православным пониманием христианского учения» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4643491.html).
Неплохо, что в ходе визита все-таки сдержанными оказались оценки идола нашей либеральной интеллигенции – митрополита Антония (Блума), самоправедного нарцисса, чьи довольно банальные рассуждения популяризировали в России Би-Би-Си и восторженные дамочки, которые превращали его беседы в книги (то, что старец сам писал на машинке, я видел – эх…). Симптоматично, что из общины сего иерарха быстро уходили практически все самостоятельно мыслящие и церковно активные люди – как русские, так и обратившиеся в Православие англичане. Культ его, который мне всегда был отвратителен, основан на незнании реальной личности, и Патриарх все-таки это понимает. Кстати, симптоматично: он вспомнил, с какими интонациями говорилась проповедь митр. Антония, когда он того в юности впервые услышал, но о чем шла речь – конечно, вспомнить не смог. Вот такой это был человек – человек «святого имиджа», тщательно выпестованнного.
Прот. Всеволод Чаплин