October 27th, 2016

Про Клинтон, Трампа, Путина и Ватикан

Новая колонка на сайте "Реальное время" про Америку, Ватикан и Москву: http://realnoevremya.ru/today/46287
Скелеты в шкафу кандидатов
Нравится это кому-то или нет, но религиозные и нравственные вопросы становятся главными в политике и решающими на выборах. Если в России этого пытаются избежать — то лишь от недальновидности. Экономика, как и в целом вопросы «хлеба и зрелищ», на самом деле нигде и никогда не были главными, что бы нам ни говорили марксисты и классические неолибералы. Религия и этика «весят» гораздо больше — и мы это видим на примере американских предвыборных процессов, а скоро увидим и на примере французских. Кстати, предвыборно-политические истории всколыхнули интересные дебаты в одной из мировых религиозных общин — католической.
Недавно один соотечественник спросил меня: почему Трамп и Клинтон обсуждают то, что «ниже пояса», плюс всякие истории с имейлами и вообще «личные дела»? Неужели у Америки других проблем нет — та же реформа здравоохранения (знаменитый Obamacare), насилие в «черных» районах… С жиру, что ли, бесятся? Так до сих пор думают многие в нашей стране, недавно пережившей тотальные кризисы и неопределенности. Но в обществе, где повседневность не становится выживанием на грани риска, развитые люди, прежде всего, спрашивают себя не о пенсии и не о страховке, а вот о чем: «Не врет ли кандидат?», «Не пытается ли казаться гораздо лучше, чем он есть на самом деле?».
И у Трампа, и у Клинтон по этой части есть провалы, есть и скелеты в шкафу. Но Трамп — пооткровеннее. Он не претендует ни на целожизненную супружескую верность, ни на неизменно дипломатический тон, ни на салонную вежливость к противоположному полу. А вот ближайшие сотрудники Клинтон сильно портят ее нравственный имидж, особенно в глазах верующих людей. Недавно Wikileaks слили имейл нынешнего шефа ее предвыборного штаба Джона Подесты, который признался в создании двух «прогрессивных» католических движений, при этом сказав, что их давление на католическую церковь надо усилить, чтобы бороться со «средневековой диктатурой» иерархии и вообще начать «католическую весну».
Католическая церковь: в попытке выжить
И дело не только в том, что этот тон может обидеть и оскорбить множество католиков. Итальянский исследователь Франческо Колафеммина особо подчеркивает, что эти слова были написаны 11 февраля 2012 года — ровно за год до неожиданного объявления об отставке Папы Бенедикта XVI, после которой к власти в Ватикане пришел нынешний понтифик, человек дотоле близкий, скорее, к правоконсервативным кругам, но сразу после избрания на папский престол начавший исполнять программу «реформатора» в стиле ордена иезуитов — с широкой улыбкой, со стремлением и умением приспособиться к любой окружающей культуре.
«Честно говоря, — пишет Колафеммина, — я думаю, что понтификат Бергольо совпадает с четким проектом: ввести Церковь в реальность так называемого нового мирового порядка. <…> Мы живем в мире, где все больше доминируют финансовые элиты и власть технологии. В этом мире <…> Церковь имеет две возможности: 1) быть сокрушенной доминирующей культурой; 2) попытаться выжить». По мысли интеллектуала, для реализации второго варианта придется мимикрировать к «характеристикам доминирующей культуры: противоречиям, временности, внеисторичности, энтропии — особенно к последней, потому что ее великий социолог Зигмунт Бауман назвал краеугольным камнем «культуры» финансовых элит». Можно верить или не верить во всемогущий заговор американских финансистов или политиков круга Клинтон, но описанное действительно очень похоже на понтификат Папы Франциска. А понтификат этот, в свою очередь, слишком похож на в высшей степени «коллективный проект». Кстати, почему-то нигде нельзя найти старые фото улыбающегося кардинала Бергольо…
Колафеммина высказался в ответ на другую интересную статью, изобилующую еще более интересными ссылками. На сайте Vatican Insider, который является проектом ведущей итальянской газеты La Stampa, появился текст Андреа Торниелли и Джакомо Галеацци, где описывается глобальная оппозиция Папе Франциску, обвиняющая его в излишнем либерализме и в том, что при нем католическая церковь превращается в «ООН религий» с привкусом «Гринписа». Как пишут авторы, эта оппозиция неформально объединяет тысячи людей — от кардиналов, епископов, богословов, сотрудников курии до интернет-активистов.
В статье цитируются слова одного из комментаторов: «Кажется, что Франциск служит «богу-радуге», не навязывающему религиозных и моральных принципов, — но не католическому Богу». Нынешний понтифик сравнивается с предыдущим. Идет речь и о том, что Франциск, при всей его улыбчивости, проводит довольно жесткую кадровую линию, направленную на ослабление консерваторов. В статье приводятся — как считает известный ватиканист Роберт Мойнихан, впервые в истории — сведения о том, что на конклаве, избравшем Франциска, якобы голосовали дважды: в первый раз обнаружился лишний бюллетень.
А в конце статьи содержатся весьма неожиданные слова итальянского социолога и общественного деятеля Массимо Интровинье, вынесенные, кстати, и в заголовок. Ученый считает, что оппозиция нынешнему Папе склонна к «мифической идеализации российского президента Владимира Путина, которого представляют как «хорошего» лидера на контрасте с «плохим», то есть с Папой, в силу позиции первого по отношению к гомосексуалистам, мусульманам и мигрантам. Русские фонды, активно связанные с Путиным, сотрудничают с оппозицией Франциску».
Популизм Трампа или неполиткорректная правда
Все это, конечно, сильно отдает теорией заговоров. Системного сотрудничества упомянутых фондов с консервативной частью западных католиков нет — есть разрозненные и нечастые контакты. Однако Интровинье — человек серьезный и здравомыслящий. Он чувствует и знает, что симпатии к России и Путину среди католиков-консерваторов действительно нарастают. И причина этому одна: только наша страна способна реализовать «третий» сценарий, не учтенный Франческо Колафемминой, — отнять власть и технологии у мировых финансовых элит. Для этого достаточно лишь нескольких военно-политических ходов. Если соединить их с новой миссией по изменению миропорядка, основанной на убеждениях и воле, — такой вызов получит в мире поддержку более сильную, чем когда-то идея коммунистической «мировой революции».
Вернемся, впрочем, в Америку. Старые западные элиты выдыхаются — и образ Клинтон это очень хорошо подчеркивает. Религиозный электорат все больше склоняется на сторону Трампа — даже католики, среди которых очень много недавних мигрантов, традиционно голосующих за демократов. И не случайно последние дебаты кандидатов опять периодически закручивались вокруг Путина, а в «Фейсбуке» активна группа «Russians for Donald Trump». Консерваторы всех стран вряд ли объединятся — но общность ценностей они могут почувствовать. Ведь то, что их критики называют «популизмом», на самом деле представляет из себя правду — всем понятную, но тщательно замалчиваемую в мире политкорректности. Именно поэтому вполне вероятно, что за Трампа проголосует немало людей, которые публично в этом никогда не признаются. Именно они главный на сегодня ресурс для достижения перевеса над Клинтон.
Протоиерей Всеволод Чаплин