December 27th, 2016

Школа, религия, светскость: мировоззрения равны

Новая колонка для "Реального времени" - о религии в школе и равенстве мировоззрений: http://realnoevremya.ru/articles/51647
«Истоки» — не обязаловка
Каждый новый шаг, продвигающий изучение религиозных культур в общедоступной школе, вызывает хорошо оркестрованную и громкую реакцию.
Показать полностью… При этом за сохранение советских стандартов отношения к религии в школе подчас выступают те, кто вроде бы все советское не любит и с благоговением взирает на «просвещенный» Запад. Иногда эти люди даже ссылаются на «отделение школы от церкви» — чисто советскую формулировку, более двадцати лет отсутствующую в Конституции и иных российских правовых актах.
Сейчас споры разгорелись в связи с проектом изучения религиозных культур с 1 по 11 классы и с неожиданным вниманием СМИ к курсу «Истоки», который отнюдь уже не первый год практикуется в некоторых школах — обычно в рамках предметной области с труднопроизносимым названием «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОДНКНР). Мне, конечно, слово «Истоки» нравится гораздо больше, чем пугающая аббревиатура. Впрочем, и последнюю можно сократить до ДНК — ведь предмет описывает и формирует именно «духовный код», «культурную генетику».
Разберемся, о чем речь. Конечно же, не об обязаловке. Основы отдельных религиозных культур, как и курс о разных таких культурах, а также курс светской этики (которую фактически заменили этикетом), уже давно преподаются в четвертых классах — на выбор. Когда эта практика вводилась, нас пугали «разделением школьников», межрелигиозными конфликтами и чуть ли не распадом государства. Ничего этого не случилось, потому что не могло случиться. И в Москве, и на Кавказе, и на Дальнем Востоке, и в Калининграде ученики спокойно изучают основы именно своего мировоззрения, принятого в семье, — и ни разу не поссорились из-за того, что мировоззрения у них различаются.
Курс «Истоки» — это, насколько я знаю, первый из предметов, которые могут входить в ОДНКНР. Предмет этот светский, хотя там, конечно, упоминаются храмы, иконы и другие явления русской христианской культуры — впрочем, избежать таких упоминаний не смогли даже в советских учебниках, поскольку без православной основы просто невозможно описать культуру русского народа и многих других народов нашей страны. Однако еще раз поясню: ОДНКНР — это целая предметная область. В ее рамках могут появляться самые разные курсы и учебники, в том числе связанные с отдельными народами, регионами, религиями. Было бы кому их разработать — но, уверен, в нашей большой стране такие люди найдутся. Школа может выбрать любой подобный курс, получивший профессиональную оценку. Или даже несколько курсов — для разных групп, например, для православных и мусульман.
Конфликт мировоззрений?
Впрочем, громче всех с новыми мировоззренческими нравственными предметами спорят не православные и не мусульмане. Это делают сторонники утрированной «светскости», противники усиления влияния религии — и, к сожалению, те из верующих, которые позволяют упомянутым деятелям себя «развести». Нам пытаются сказать, что школа должна оставаться «нейтральной», — однако при этом забывают, что вовсе не нейтральна сама светскость. Это лишь один из вариантов мировоззренческого выбора, который в силу известных причин монополизировал школу в советское время. Впрочем, создать «советского человека» без этничности и религии не получилось — как не получится, убежден, создать и «россиянского». У кого-то мировоззрение, включая взгляд на общество, основано на христианстве, у кого-то — на исламе, у кого-то — на светских ценностях. Даже наука совместима с весьма разными взглядами, о чем говорит дискуссия между учеными. «Научное мировоззрение» — это, увы, придумка недалеких советских идеологов.
Не может быть и мировоззрения «школьного» — если только речь не идет о школе моноэтничной и монорелигиозной (как, например, православные гимназии или иудейские школы, имеющие, между прочим, финансовую поддержку государства). Во всех остальных случаях учебное заведение должно признать и принять наличие внутри себя разных мировоззренческих и религиозных групп. И родители детей, принадлежащих к каждой из них, имеют право на то, чтобы школьное образование не противоречило воспитанию в семье.
Нельзя загнать всех в обучение христианской или исламской культуре. Но точно так же нельзя обучать всех отстраненному, «равноудаленному» восприятию многих религий. Ведь обычно для верующего человека именно его и только его вера является истинной, и навязывать идеи, противоречащие такому взгляду, — значит вводить школьное образование в непреодолимое противоречие с мировоззрением семьи. Родители имеют полное право отказаться от посещения их детьми школы, где происходит такое навязывание, и потребовать введения отдельного мировоззренческого курса. Ибо, согласно Международной конвенции «О борьбе с дискриминацией в области образования», государства должны гарантировать родителям или опекунам «возможность обеспечивать образование их детей в соответствии с их собственными религиозными и моральными убеждениями». Точно поэтому же недопустимо навязывание «светскости» в любой ее форме. Она — не объективная реальность и не «единственно правильное учение». Она — лишь одна из равных идеологий.
«Нельзя причесать под одну гребенку»
Все, что я здесь пытаюсь разжевать, давно поняли в большинстве полиэтничных, полирелигиозных и поликонфессиональных стран мира. Поняли после многих проб и ошибок, а иногда даже после войн, геноцидов и революций. Практически везде, где население неоднородно, у школьников есть несколько вариантов религиозного и мировоззренческого выбора. И везде это помогло успокоить страсти и разрешить конфликты — даже на Балканах, где совсем недавно люди убивали друг друга по национальному признаку.
Нельзя причесать под одну гребенку ни народы, ни религиозные общины, ни верующих и неверующих. Мудрое общество это понимает — и отказывается от попыток унификации, создавая как общее пространство, так и подпространства отдельные, существующие для тех дел и вопросов, в которых люди вместе быть не могут. Потому что для них есть вещи более важные, чем социальная механика, мир, комфорт и даже земная жизнь. Игнорировать эти вещи, пытаться заменить их на новые «конструкты» — значит порождать тяжелейший конфликт.
Еще большей ошибкой будет сохранение в школе «свободной площадки» в сферах духовности и особенно нравственности. Вакуум в этих областях смертельно опасен для страны. Недавно мне рассказали, как четырехлетний ребенок, растущий в простой семье и с детства приученный к iPad, капризничает в кинотеатрах или в зоопарке, но прекрасно чувствует себя в большом магазине. С самых юных лет им управляют сигналы массовой культуры и массовой информации, придуманные не у нас и не нами. В какой-то момент эти импульсы могут начать решать за нас ключевые вопросы будущего, включая вопросы войны и мира. Могут даже дать нам команду на самоуничтожение. Именно поэтому духовно-нравственную основу личности и народа надо закладывать нам самим — и закладывать именно в школе.

Прот. Всеволод Чаплин

К основам политики национальной и глобальной безопасности

Ниже - полный текст нового документа сообщества "Русская миссия", который мы представили сегодня.
Прот. Всеволод Чаплин

Сообщество «Русская миссия»

К основам политики национальной и глобальной безопасности
Базовые идеи и предложения

Одна лишь сила упрочивает независимость.
Только в случае готовности к борьбе
можно внушить уважение к себе
и найти союзников вместо покровителей.
Екатерина Великая

В сфере глобальной безопасности Россия постоянно отступала со времен Карибского кризиса. Лишь недавно она стала частично возвращать упущенное – но в малых масштабах. Сегодня наша страна призвана вновь осознать свою глобальную ответственность, предъявить миру свой миропроект, без которого немыслима и национальная безопасность.
Чёткие представления о суверенной организации своей внутренней жизни и своего бытия в мире есть традиция Государства Российского. Времена менялись, но неизменным, почти всегда, оставалось само наличие таких принципов.
С XVI по начало ХХ века логику действий диктовала идеология Православного Царства, а потом – Империи, в соответствии с которой власть определяла национальное социально-экономическое устройство, покровительствовала православным, находящимся под гнётом иноверцев, и несла людям идеи справедливости и международного мира. Тогда говорили так: «Россия воспрянет и сделается оплотом всей Европы, самой могущественной, может быть, во всём мире державой» (Теодор Рузвельт, 26-й президент США в 1901-1909 гг.).
СССР, бывший во многих отношениях формой исторической России, предлагал народам свою политическую и экономическую модель, а затем и мирное сосуществование двух – социалистической и капиталистической – систем, каждая из которых имела ясные границы своей ответственности.
На заре «перестройки» официальный статус получила концепция конвергенции двух миров. Затем всесторонний кризис советского общества и историческая неадекватность ключевых фигур политической элиты конца 1980-х годов серьёзно подорвали возможности страны самостоятельно определять свою роль в мире. Впервые за полтысячелетия политика России во многом утратила стратегическую перспективу и более десяти лет оставалась вынужденно ситуативной.
В 1990-х доминировало мнение, что простое копирование различных политических и экономических правил, сформировавшихся в условиях США и/или Западной Европы, даст несомненный положительный результат, а встраивание России в глобальный Запад принесёт одну пользу. Результатом стали избыточные разоруженческие инициативы, уход из ряда жизненно важных для нас регионов и рынков, навязанный Западом культ «общечеловеческих ценностей».
     Лишь в середине 2000-х годов элиты вновь стали задумываться над миссией России. Отдельные её элементы были сформулированы в Стратегии национальной безопасности, Военной доктрине и Концепции внешней политики Российской Федерации, которые были приняты в 2009-2016 гг. В них присутствует ряд принципиальных постулатов: усиление роли региональных резервных валют,  ценностный провал Запада, недопустимость навязывания им своих ценностей. Россия является одним из мировых центров и несёт на себе особую глобальную ответственность, должна быть конкурентоспособной, играть ключевую роль в мире, формировать новое мироустройство; она имеет право с решимостью применять вовне вооружённые силы в мирное (для своей территории) время, а ядерное оружие – первой, против любого угрожающего её существованию внешнего агрессора.
Но эти же документы содержат и явно устаревшие положения. Это: глобальный экономикоцентризм, который ставит Россию в заведомую зависимость от западных моделей – политических (приоритет процедурной демократии, частных интересов над общественными) и экономических (псевдо-свободный рынок, контролируемый узким кругом финансовых игроков); неясность, несмотря на обеспокоенность действиями НАТО и развёртыванием ПРО США в Европе, в определении противника; чрезмерная приверженность разоруженческим инициативам, неприменению силы и пацифизму; робость в оценке собственных ресурсов – и для обеспечения своего влияния в мировом масштабе, и в случае развития конфронтационного сценария; негативная оценка любого фактора силы. Такая инерция обнаруживает явную зависимость части российских элит от узко-личных, встроенных в глобальную экономику и слабо соотносимых с национальными задачами, интересов.
В последнее время практические действия руководства страны стали более решительными: появились первые весомые результаты борьбы с коррупцией; ужесточён контроль над финансированием крупных проектов; реализована воля народа Крыма к воссоединению; оказана поддержка самоопределению Донбасса; обеспечиваются интересы России на Ближнем Востоке; развивается военно-политическое содействие урегулированию в Сирии; приостановлено соглашение с США по плутонию; завершается балансирующий внешнеэкономические связи поворот к Востоку…
Но сделано на этих и иных направлениях государственной деятельности совершенно недостаточно. Абсолютно очевидно, что в большинстве случаев должна быть радикально повышена требовательность к исполнению партнёрами власти – внутри страны и за её пределами – их обещаний и обязательств. Рейхсканцлер Германии Отто фон Бисмарк говорил: «С русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».
Пора в полной мере начать оправдывать исторические представления и ожидания, адресованные России и русским. Не стоит стесняться нашего имперского сознания. Спрос на нашу глобальную миссию сегодня есть и у нас самих, и у большинства жителей планеты, в том числе на Западе.
Наше государство способно на новый глобальный моральный и правовой проект. Он призван включать в себя:
- запрет любой унификации политической системы (демократия, республика, шариатское правление…) и маргинализация сил, выступающих за такую унификацию;
- активное участие в соревновании миропроектов;
- всестороннее реформирование международных институтов, особенно общеевропейских;
- оспаривание этической легитимности монопольной эмиссии ФРС США основной мировой резервной валюты и стимулирование появления новых резервных валют;
- создание международной системы противодействия попыткам извне менять государственное устройство и агрессивно влиять на информационную, образовательную, общественную сферы других наций;
- оказание в рамках этой системы помощи участвующим в ней странам для нейтрализации такой агрессии, вплоть до применения ОМП – в обмен на отказ государств, его не имеющих, от его разработки.
Для православного миросозерцания прекращение земной жизни человечества после покаяния гораздо лучше, чем жизнь, в которой постоянно склоняют ко греху и к неверию – прямому либо насаждаемому в виде обезбоженного социального строя. Нужна лишь воля, чтобы противостоять такому порядку,– а средства для её реализации найдутся.
Поддержка российских действий может быть получена от:
- государств, нуждающихся в гарантированном «ядерном рычаге» против внешней экспансии, направленной на смену их политической и/или культурной парадигмы;
- новых мировых финансовых центров;
- сторонников лидирования Евразии в науке и высокотехнологичном производстве;
- части граждан членов ЕС, которая хочет восстановить независимость своих стран от финансово-политических элит США и брюссельской бюрократии;
- религиозной и в целом консервативной общественности США, желающей сохранить и защитить свой образ жизни путем правовых и политических преобразований;
- сил в исламском мире, отвергающих терроризм, но стремящихся установить религиозную государственность.
Новая постановка задачи требует, чтобы на смену многословным и расплывчатым документам пришли краткие, ёмкие и конкретные директивы по долгосрочной – на многие десятилетия вперёд – стратегии. Следует помнить слова генералиссимуса А.В.Суворова: «Генерал должен управлять настоящим из будущего». В каждой из этих директив надо определить ясную цель и базовые ориентиры каждого этапа её достижения. В середине XIX века Государь Александр II ответил послу Пруссии Бисмарку на мысль, что 100 лет – очень долгий срок: «Для Пруссии – уж точно, но не для России». Историческая Россия умела далеко глядеть не в ущерб текущему моменту.
Считаем, что настало время для разработки и принятия следующих директив:
1.       О духовных основах Российской Федерации
2.       О государствообразующей и объединяющей роли русского народа в стране и русском мире
3.       Об основах цивилизации России, вобравшей и сплотившей многие этносы, культуры и религиозные традиции
4.       О демографической безопасности Российской Федерации и комплексной поддержке сбережения увеличения рождаемости русского народа
5.       О предупреждении недружелюбной миграции
6.       О формировании и ротации элит
7.       О культурной и образовательной политике Российской Федерации
8.       О задачах борьбы с коррупцией и казнокрадством
9.       О задачах борьбы с воровством в корпорациях с государственным участием
10.   Об обеспечении прав граждан на защиту (в том числе прав на независимый, объективный и справедливый суд, на частное обвинение и на оружие)
11.   Об общественном контроле (включая положения о подчинении Счётной палаты Государственной Думе, о праве фракций в Государственной Думе предлагать Президенту состав Правительства и их  солидарной ответственности с Правительством, о полноценном парламентском расследовании)
12.   О глобальных интересах и глобальной ответственности Российской державы
13.   Об особой зоне ответственности России на постсоветском пространстве
14.   Об особой зоне ответственности России в Европе
15.   О зоне ответственности в Азии и на Ближнем Востоке
16.   О зонах ответственности в Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе
17.   О транспортном коридоре Дальний Восток – Западная Европа
18.   О транспортном коридоре Северная Америка – Индийский Океан
19.   О Северном морском пути
20.   Об авианесущем и ракетоносном военно-морском флоте
21.   О развитии ВКС
22.   О развитии ракетно-ядерной техники
23.   О развитии лазерных, электронных и иных видов неядерных вооружений
Целесообразно продвигать на международном уровне следующие инициативы:
1.       О нравственных и правовых принципах мира в III тысячелетии от Р.Х.
2.       О необходимости реформы международного права
3.       О необходимости реформы международных институтов
4.       О признании равного права на существование основных политических моделей (теократии, монархии, республики, коммунистической/социалистической системы) и о праве государств с любой формой правления на защиту, в том числе вооруженную, своего политического строя
5.       О создании международной системы противодействия, в том числе силового, любой попытке изменения национального государственного устройства извне
6.       О Европейском мире и перспективах вывода военной инфраструктуры США из Европы и западноевропейских членов НАТО из ЦВЕ
7.       О защите прав верующих на религиозный образ жизни, сохранение и соблюдение религиозных законов, правил и обычаев
8.       О спорности цивилизационных и политических моделей, берущих начало в эпохах Возрождения и Просвещения
9.       О праве народов, правовых и политических систем на сопротивление навязыванию им спорных и неприемлемых для них нео-либеральных идеологем рыночной экономики, демократии, разделения властей, толерантности, открытости, транспарентности, плюрализма, приоритета прав человека, политкорректности и т.п.