Размышляя над статистикой...

Сколько молодых людей из России учатся в духовных школах, чтобы стать священниками? Согласно опубликованной недавно информации, в Московской духовной семинарии на бакалавриате обучается 401 человек (http://www.patriarchia.ru/db/text/5413541.html ). Судя по более общим цифрам, речь идет об очном отделении. Именно эти студенты готовятся к пастырскому служению (заочники – это, как правило, уже люди в сане). На бакалавриате учатся 4 года. Значит, в среднем поток желающих стать священниками – около 100 человек в год. Напомню: речь идет о крупнейшей семинарии, равной которой по численности нет. Вторая традиционно крупная - Санкт-Петербургская – в 2017 году выпустила 49 «очных» бакалавров, причем отмечалось сокращение количества студентов (https://kalakazo.livejournal.com/2162073.html ). Значительная часть учащихся в Московских духовных школах – люди из Украины и Молдовы. Думаю, есть они и в Санкт-Петербургских семинарии и академии. В остальных российских семинариях иностранцев поменьше, но сами эти учебные заведения имеют совершенно другой масштаб – количество людей на одном потоке во всех этих семинариях вместе взятых вряд ли превышает 150 человек.  

Итак, что мы имеем. По самым оптимистичным подсчетам, «учатся на священников» по всей России около 300 молодых людей. Из них минимум процентов 15 – иностранцы. Еще минимум процентов 10 не доучатся или не примут сан. Итого – чуть больше 200 выпускаемых священников или кандидатов священства в год (думаю, что на самом деле и меньше). Многие сотни и тысячи в отчетах достигаются за счет заочников, магистрантов, аспирантов, а также девушек, учащихся на регентских и иконописных отделениях. 200 человек в год для всей России – много это ли мало? Вопрос для большой дискуссии, но «система», рожденная как раз для подготовки будущих священников, на деле видится не такой уж мощной. Я вообще считаю, что бурса как явление умирает. И не надо спасать ее любой ценой - лучше подбирать достойных, зрелых людей в общинах в качестве кандидатов священства, и заниматься их образованием без казарменной системы, что давно уже практикует Свято-Тихоновский университет. Впрочем, нужна очень мощная литургическая практика, и ее надо проходить не только в «родном» приходе или монастыре, где могут быть слишком снисходительны и где not all the practices are presumably the best ones. 

Кстати, вот еще интересная цифра: по данным МВД, по всей России в этом году было совершено более 11 тысяч Пасхальных ночных богослужений (https://ria.ru/20170416/1492347643.html ). Похоже, в целом цифра показывает, сколько у нас реальных приходских и монастырских общин, где есть хотя бы один священник, который совершил бы Пасхальную службу. Возможно, здесь не учтены домовые, больничные, воинские, скитские и другие «необщедоступные» храмы, а также церкви в глухих селах, куда нечасто добирается полиция. Не исключаю, что вместе они дадут еще 1-3 тысячи, однако не в каждом таком храме служат даже на Пасху. Увы, до сих пор не сталкивался с официальным подсчетом численности в России приходских общин, где есть хотя бы один свой постоянный священник (не служащий параллельно в другом месте).  Статистика Минюста – это все-таки нечто другое. По ней у нас – около 17000 приходов-юрлиц (https://religsvoboda.ru/sites/default/files/books/svedeniya_o_religioznyh_organizaciyah_na_01.04.2018.pdf ). Однако, если разница в числе Пасхальных служб и этих юрлиц составляет, с учетом монастырей, примерно 6,5 тысяч, то кто-то что-то неправильно считает или неправильно оценивает. Либо «государево око» недостаточно бдительно, либо некоторые приходы – это просто юрлица, а в лучшем случае – места, где несколько бабушек соберется без священника на Пасху. К чему это я? К тому, что важно знать правду, а не предаваться «головокружению от успехов». 

О лжи, полуправде и молчании

В недавней Патриаршей проповеди есть подробное рассуждение о лжи: «Из небольшой лжи вырастает ложь большая. Именно поэтому одна из самых важных заповедей для христианина — избегать всякой лжи. В реальной жизни следовать этой заповеди довольно трудно, потому что иногда мы оказываемся в ситуации, когда правда может убить человека, нанести непоправимый ущерб кому-то из наших ближних или нам самим. И возникает законный вопрос, как же поступать в таких обстоятельствах. Существует опасная поговорка «ложь во спасение», но никакой лжи во спасение быть не может, потому что диавол и Бог несовместимы. Еще ребенком я как-то спросил своего благочестивого родителя, как быть, когда уж никак нельзя сказать правду. И мой папа ответил словами, с которыми я живу всю свою жизнь: «Ложь — грех, но кто тебя тянет за язык говорить всю правду?» И это действительно так. Можно, не говоря неправду, избегать ответов на вопросы, которые привели бы к отрицательным последствиям для нас и для наших ближних. Мы должны учиться избегать лжи даже в мелочах. <…> Нужно постараться искоренить ложь из своей жизни, — тогда и в большом деле мы уже не скажем и не сделаем неправды» (http://www.patriarchia.ru/db/text/5419826.html ). 

Collapse )

Кто докажет, что вселенных много?

Наука стала религией? Или речь пока о секте внутри ученого сообщества? Физик Вячеслав Докучаев совершил блестящий камингаут этой парарелигии, ответив Патриарху на слова о сотворенности вселенной: «Правильная Вселенная называется “мультивселенная”, и она состоит из отдельных многочисленных вселенных, типа нашей, которая называется Большой взрыв. Представлять “мультивселенную” можно в виде пространственно-временной пены, где каждый пузырёк – это отдельная вселенная. Теперь физики убеждены, что Вселенная бесконечна во времени и пространстве».

Замечательно! Всем все ясно. Идея «множественности» вселенных и «вечности» материи – чисто умозрительная. Нечто на стыке парарелигиозности и примитивной философии, приправленной идеологической и мировоззренческой позицией, которая обосновывается при помощи умозрительной гипотезы. Физик прямо проводит ее идейные корни, причины появления: «В XX веке в биологии была проблема, что 14 миллиардов лет не хватает на создание ДНК, которая сама себя воспроизводит. Но теперь, когда Вселенная бесконечна во времени, этой проблемы нет. Жизнь существовала всегда и будет вечно существовать. Современная наука объясняет всё без гипотезы о существовании каких-то высших сил и потустороннего мира». Ни одного доказательства, ни одного факта. Чистое рассуждение с сомнительной логической цепочкой. Точно так же можно сказать, что вселенные составляют 0,289% Большого Макаронного Монстра. Или что Ленин – гриб, непохожий на грибы, ранее известные науке, и осталось только выяснить параметры его пока что непознанной грибности.

В общем, мы еще раз убеждаемся, что нет и не может быть никакого единого «научного мировоззрения», а попытка накрепко привязать одно из мировоззрений к науке – это, простите, жульничество, которое лишь кажется изящным. Для христианина, в общем-то, все равно – считать материальный мир одной вселенной или многими (и вообще это термин для обозначения мира, населенного людьми, а в более узком смысле – Римской империи).

Впрочем, сообщество людей едино, даже если одни находятся на земле, а другие – в Царстве Божием или в геенне. Но вопрос ведь не в том, как считать вселенные, а в том, имеют ли начало материя и время как таковые. И на этот вопрос действительно наука вряд ли когда-либо доказательно ответит. Хотя.. Вдруг получится создать вселенную или вселенные? В пробирке или еще где-то, то есть не только в СМИ и интернетных комментах? ))) 

https://zen.yandex.ru/media/govoritmoskva.ru/v-ran-otvetili-patriarhu-kirillu-nauka-sposobna-dokazat-proishojdenie-vselennoi-bez-upominaniia-boga-5cbc5d0c20749800b5aecc11

Отмщение - это не про нас?

«У Меня отмщение, Я воздам» (Евр. 10: 30)… Эти слова некоторые трактуют чуть ли не деистически – дескать, Бог вообще не воздает за грех и людям этого делать не рекомендует, ну а там когда-то где-то как-то, может быть, и воздастся, но это не сейчас и не про нас. Полное искажение смысла. И дело не только в типичнейшем примере Анании и Сапфиры, которых Бог поразил смертью уже здесь, на земле. Слова Ветхого Завета, на которые ссылается Павел, предполагают вполне земное воздаяние, которое часто совершается человеческими руками: «У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них» (Втор. 32: 35). При этом апостол Павел убеждает христиан не мстить именно за себя и давать место «гневу Божию», который совсем не отрицается и который опять-таки часто приходит через людей (Рим. 12: 19). 

Другой текст, который мы на днях читали с прихожанами, еще более грозен: «Если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет? Мы знаем Того, Кто сказал: «у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь». И еще: «Господь будет судить народ Свой». Страшно впасть в руки Бога живого»! (Евр. 10: 26-31). 

Смерть в этом случае – наказание легкое, да и не наказание вообще, а милость, если остается время на покаяние. Вечные муки, о которых здесь говорится (ярость огня после суда), гораздо страшнее. И за что эта кара? Что значит попирать Сына Божия, не почитать за святыню Кровь Завета, которою освящен, оскорбить Духа благодати? Это значит – получив спасение, отрицать его. Грехами, неверием, отпадением – особенно в ересь, ведь она почти всегда логически приводит к отрицанию того, что Богочеловек вообще был нужен, как и Его жертва, и Его Церковь.

Страшно – но и радостно! Для тех, кто понимает, что единственный «вариант» жизни – это святость во Христе. Не случайно апостол в этой же главе говорит о совершенстве, о полной вере и о великом воздаянии. 

К новой военной доктрине

Нашу военную доктрину надо обновлять – потому что меняются формы войн и угроз. На любые проявления «гибридных войн» можно и нужно отвечать военной силой. Старые определения агрессора и жертвы не работают. Манипуляции мирным населением со стороны врага не должны останавливать от удара по нему. Образовательная, информационная и культурная сферы должны быть готовы к переходу на военные рельсы. Обо всем этом сказали в рекомендациях по итогам конференции «Война. Победа. Родина. Духовные и идейные основы защиты Отечества в прошлом, настоящем и будущем»,

прошедшей под эгидой Общественной палаты Союзного государства. 

Вот полный текст: 

«История ХХ века – история великих жертв и великих побед – учит серьезнейшим образом готовиться не к прошлым войнам, а к вероятным конфликтам будущего. Сегодня характер военных угроз меняется. По ряду причин все менее возможна прямая агрессия регулярных армий, предполагающая пересечение границ государства. Однако более разрушительными становятся действия и технологии, которые могут лишить народы независимости, свободы и жизни через «нетрадиционные» методы ведения войны. 

Это политическое давление, сочетаемое с окружением «непокорной» страны военными объектами, якобы носящими оборонительный характер. Это внешний электронный контроль над территорией, населением и экономикой, в том числе предполагающий возможность мгновенной нейтрализации цифровой инфраструктуры потенциального противника. Это организация или стимулирование бунтов, заговоров, беспорядков, «цветных революций». Это разработка биологического, генетического, «климатического» оружия. Это широкое использование в военных и диверсионных действиях лиц, формально не относящихся к регулярным армиям или спецслужбам. Это, наконец, информационные, экономические, культурные и им подобные «войны».

В данных условиях актуально призвать народы России и Беларуси, власти и общественные объединения двух стран к следующему:

1. Выработать четкие, ясные военно-политические документы, говорящие о духовных основах воинского служения, защиты Отечества, применения силы в отношении тех, кто посягает на нашу веру, наши народы и наших ближних. Идеологический ваккум в данной сфере не просто опасен – он делает наши народы беззащитными. Основные религиозные традиции народов Беларуси и России, равно как и традиции светские, укорененные в героике ХХ века, ясно говорят: не только можно, но и должно применять силу против тех, кто посягает на твою Родину, на веру и свободу твоего народа. Это касается как внешнего неприятеля, так и внутреннего, движимого изменой, алчностью, жаждой анархии и другими проявлениями злой воли. Такое применение силы – не «постыдный» поступок, не грех, а доблесть и исполнение священного долга. Обо всем этом надо сказать в просветительских материалах для солдат и офицеров, а также в культуре, образовании, СМИ.

2. В рамках военных доктрин, правовых и политических документов дать новые определения агрессора и жертвы, факта и форм применения силы, после чего поставить вопрос о признании этих определений мировым сообществом. Существующие дефиниции, к сожалению, «успешно» обходятся современными агрессорами. Не случайно в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых в 2000 году, говорится: «В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной». Вмешательство во внутренние дела государства путем организации и поддержки массовых беспорядков или переворотов, дистанционную дестабилизацию систем управления и жизнеобеспечения, намеренное нанесение экономического вреда мирному населению – следует признать актами агрессии, ответ на которые может быть аналогичен ответу на «традиционное» военное нападение. Необходимо предусмотреть возможность признания агрессорами не только государств, но и негосударственных акторов.

3. Честно отвечать на манипуляции гражданским населением, его интересами и страданиями во время военных действий и угроз. С нравственной точки зрения боевые действия должны вестись так, чтобы жертвы и страдания мирного населения были максимально исключены. Однако абсурдным выглядит требование останавливать такие действия или осуждать их всякий раз, когда становится вероятным ущерб каким-либо лицам, не относящимся к регулярным армиям или отрядам террористов – в том числе коллаборационистам, поддерживающим неприятелей или террористов своим трудом. Часто победа не может быть достигнута без жертв среди нонкомбатантов – и не надо стесняться признавать эту реальность, особенно учитывая, что в новых условиях «гибридных войн» уже нуждаются в пересмотре и сами определения «мирного населения» и «участников боевых действий».

4. Обеспечить готовность институтов образовательной, культурной и информационной сферы к оперативному переводу на военные рельсы, а также обязательное выполнение ими функций по поддержанию национальной безопасности. В случае обострения военных угроз должно быть признано недопустимым распространение идеологии пацифизма и пораженческих настроений. Уже сейчас нужно развенчивать их как лишенные связи с жизнью, противоречащие традиционным для России и Беларуси религиозным учениям, самому духу наших народов и его историческому опыту. При этом не стоит отождествлять пацифизм и пораженчество с ответственным движением сторонников мира, которое всегда понимало и признавало роль благонамеренной вооруженной силы в миротворчестве. О наших героях, в том числе послуживших Отечеству в недавние годы, надо постоянно говорить в школе, культуре и СМИ – особенно потому, что современная молодежь лучше воспринимает образ и жизненный пример, чем абстрактные слова.

5. В работе по поддержке соотечественников за рубежом, которые подчас становятся первой мишенью для «гибридной войны», воспринимать их как неотъемлемую часть народов Беларуси и России, имеющую право на полноценную защиту со стороны государства и на участие в его жизни, включая военную службу и все формы участия в защите Отечества и его интересов.

6. Упомянутые предложения особенно актуальны ввиду подготовки к празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Эти важные исторические вехи надо использовать для актуализации традиционных – и вечно новых — смыслов воинского служения, которое без таких смыслов не будет успешным, ибо жертвовать собой и побеждать без них невозможно».

https://op-soyuz.ru/%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D1%82%D1%8B-%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D0%BE/ 

О совести - и кризисе социального и нравственного богословия

Весьма неглупая и интеллигентная дама Елена Яковлева, которую я считаю одним из самых аккуратных системных либералов,  вдруг изрекла о Его Святейшестве некую фразу в северокорейском стиле: «Он, может быть, самый лучший сегодня обществовед. А еще пытается создать для нас моральное богословие. И ему очень важно быть в диалоге с обществом» (https://rg.ru/2019/03/12/evgenij-vodolazkin-samye-glubokie-otvety-na-trudnye-voprosy-daet-vera.html ). Разбираемый при этом текст – речь Патриарха на 10-летии интронизации – действительно достойный. И не надо бояться признаться, что это плод коллективного творчества – как все такого рода тексты. Но вот на христианское обществоведение и нравственное богословие сегодня в нашей Церкви вообще-то мало что тянет – в отличие от разработок прошлых двух десятилетий, включая тексты, выходившие за подписью нынешнего Патриарха или при его участии. И дело не только в объеме текста и/или его статусности.

Не может быть христианского обществоведения без критики греховных явлений – как глобальных, системных, так и конкретных, происходящих здесь и сейчас. Не может быть христианского нравственного богословия без ясной констатации его принципиального отличия от иных этических систем – а оно в том, что мы, говоря о достижении морального совершенства, придаем главное значение благодати Божией, действующей в истинной Церкви, а не только принципам, нормам, стимулам, запретам, самосовершенствованию.  Обычное «человеческое добро» нас не устраивает, как и концепт «счастья» - опять Его Святейшество о нем недавно вспомнил (как вспомнил и аз грешный, но лишь в отрицательном смысле, сказав, что не будет кое-кому этого самого счастья).

«Счастье» - это не «простой человеческий язык», это язык расхристанного мира.

А вот язык по-настоящему христианский: «Спасение наше – Бог наш, а не наши дела. <…> Недостаточно быть добрым по естеству: надо быть добрым по Евангелию. Естественное добро часто противоречит добру Евангельскому; потому что наше естество находится не в первобытной чистоте, дарованной ему при создании, но в состоянии падения, при котором добро перемешано в нас со злом. И потому это добро, если не выправится и не вычистится Евангелием, само по себе непотребно и недостойно Бога»  (свт. Игнатий (Брянчанинов)). «Господь требует от нас, прежде всего, веры: без веры невозможно угодить Богу. Сколько бы кто ни делал добрых дел, но если он их совершает не во имя Христово, то они не имеют никакой цены» (прп. Варсонофий Оптинский). (http://rossiyaplyus.info/17251-28/ ).

Любое нравственное богословие станет полуправдой, если не сказать: вне Христа нет и не может быть нравственного совершенства – как нет и добра, имеющего смысл. Ведь все, что не входит в Царство Божие, настоящего смысла не имеет.

Вот, кстати, очень правильная мысль, сказанная на днях Патриархом в проповеди: «Совесть есть чувство, которое дает нам понимание того, что мы делаем, правильно или плохо поступаем. Совесть помогает нам замерять уровень наших греховных поступков, уровень наших греховных мыслей. Но совесть — это хрупкий сосуд и хрупкое чувство. И если совесть постоянно ломать, если не слышать этот голос, а растаптывать его, то совесть начинает постепенно терять свою силу. Тогда перед человеком открывается бездна греха. Самый главный сдерживающий фактор — совесть — перестает сдерживать человека, и он погибает» (http://www.patriarchia.ru/db/text/5393755.html ).

Именно так. И налицо позитивное развитие суждений. Нет никакого твердого «естественного нравственного закона» - есть лишь эфемерное чувство. А совесть – не «голос Божий», а тоже вещь эфемерная, которая может быть и сожжена, и деформирована. Апостол Павел пишет, что совесть нуждается в очищении: «Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя, непорочного, Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел для служения Богу живому и истинному!» (Евр, 9:14).

Голос Божий – это Писание и Предание, это Сам Христос, действующий в Церкви. Без ориентации на Него наша совесть, мятущаяся и жалкая, – точно не спасет и даже не всегда укажет правильный путь. И это тоже аксиома нравственного богословия – живого, а не схоластически-школьного.

Власть и двойной грех

Патриарх недавно сказал: «Власть может проявляться и самым дурным образом, когда она служит интересам одного человека или группы людей, когда во имя узких корпоративных интересов и целей напрягаются силы народа, который принуждается властью к исполнению того, что служит благу немногих. В истории нашего Отечества бывали и такие времена — тяжелые, отмеченные значительными проблемами в жизни страны и страданием людей» (http://www.patriarchia.ru/db/text/5388422.html ). Все правильно. Только сейчас происходит почти то же самое. 

Да, нельзя сказать, что власть служит интересам именно одного человека. (Многие сейчас закричат в комментах, что это как раз так, но я действительно не считаю Путина человеком, действующим в личных интересах, а властные элиты – работающими в первую очередь лично на него). Но вот интересы «группы людей» - или нескольких узких групп – власть определено предпочитает. Все делается для того, чтобы не пострадали интересы и влияние олигархата, «экономблока», либеральной тусовки. 

Да, людей не принуждают служить благу немногих. Но сама система устроена так, что они волей-неволей работают именно на это «благо». 

Нам, христианам, мало дистанцироваться от похвал этой системе. Если мы одобряем ее молчаливо – мы уже лжем. Молчание в подобных случаях – тоже ложь, причем один из самых отвратительных ее видов. Ведь смелый наглец просто врет, а тот, кто молчит – не только оказывается пассивно причастен к неправде, но и показывает свою боязливость.  Двойной грех получается. Им согрешают многие – от нихже первый есмь аз. Он - издержка нашего советского воспитания. Но когда-то он должен прекращаться. 

Лодка плывет не туда

На митинге 17 марта - про финансовый капитализм, электронный контроль, доходы от недр, новую конституцию, слова Суворова, "обрезание" общественной дискуссии и разговоры о "раскачивании лодки", которую затягивает в водоворот.
https://www.youtube.com/watch?v=cWpJd7GCkvg

История и шакалы в рясах

Почему православные всегда опаздывают?! Почему отдают историю бесам?! Вот вышли тысячи людей в Луцке против беззакония к зданию администрации: https://tass.ru/obschestvo/6171513 . Слава Богу, что так поступили. Честь им и хвала. 

Но если бы в 2014 году люди вышли сотнями тысяч против «майдана», против сатанинской евронатоинтеграции, если бы дружно разогнали всех этих униатов-сектантов-фашистов – то не было бы сейчас захватов храмов. Увы: тогда предатели в рясах (ныне почти в полном составе перебежавшие в СЦУ) осуждали «политическое православие», ратовали за «еврокурс», да и сами по «майдану» бегали. С этими предателями в Киеве плотно работали предатели в Москве – по духу обновленцы-живоцерковники. 

То же самое происходило в 1917 году. Разогнать узурпаторов было можно за сутки – но духовенство спряталось. Дистанцировалось от Союза русского народа. Не встало за Царя. А шакалы в рясах, будущие обновленцы-живоцерковники, уже бежали обниматься с «новой властью», попутно строча доносы на «политических православных». Итог известен. И когда вышли против поругания храмов – было поздно. 

Только не надо причитать, что мы, дескать, должны принимать все за волю Божию и ни в чем «мирском» не участвовать. Бог обычно действует в истории человеческими руками, устами, сердцами. Очень редко – прямым Своим вмешательством. Никогда – через боязливых и лжецов, которых «участь — в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21: 8). Грех – на тех, кто предавал правду Божию бездействием, ленью, примирением со злом. Прячась за словами «будем тихо спасаться», мы отдаем на погибель людей, которых богоборцы подчиняют себе наглой силой – подчиняют духовно в первую очередь, ведь именно это богоборцам и нужно. 

Не может Православие не быть политическим в высшем смысле слова – если, конечно, не понимать под «политикой» партийно-пиаровскую возню вокруг денег и должностей. Священное Предание – одна из форм Откровения Божия – содержит в себе и государственные законы, и правильное видение власти, хозяйства, воинства, семьи, греха и добродетели в обществе (https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Suvorov/uchebnik-tserkovnogo-prava/2 ). 

«Деполитизированное православие» - это «темный свет», «горький сахар», «соль обуявшая». Это лукавый путь предательства, навязанный врагом. Путь живоцерковников и обновленцев (которые, кстати, пускаются в самую грязную «политику», если историческая канализация вдруг прорывается и выносит их наверх потока). Это путь шакалов в рясах. 

О чем говорить с лютеранами? И как?

Патриарх выражает «надежду на возобновление богословского диалога» с представителями «Евангелическо-лютеранской церкви Финляндии». Предыдущий многолетний диалог не достиг той единственной цели, ради которой нами и должны вестись именно богословские собеседования – то есть присоединения протестантов к Православию. Именно ради этого когда-то были начаты первые подобные диалоги – с англиканами и старокатоликами. Потом об этой цели вспоминали все реже и реже, а «партнеры» уходили от Православия все дальше. В том числе ЕЛЦФ. То есть диалоги провалились. Если говорить о современных «мейнстримных» лютеранах – то это по сути уже постхристианские организации, которые тщатся переписать самые основы веро- и нравоучения Библии. К тому же у этих сообществ нет апостольского преемства. Их лжеучения осуждены Константинопольским Собором 1691 года и многими святыми. Эти общины не «церкви», их последователи лишены спасения и обречены на ад – вот о чем теперь надо не умалчивать дипломатически, а буквально кричать… Нет, мы по-прежнему следуем инерции ложного языка, принятого совершенно ошибочно в 60-е годы. В то время как сегодня потребен язык не дипломатии и не компромиссных формулировок, а миссии и спасения.  

Судя по сообщению, основная тема, ради которой диалог планируется возобновить, – «богословие мира». Возможно, и стоит в формате круглого стола обменяться с западными протестантами мыслями о том, любой ли мир хорош, каковы христианские корни справедливого применения силы, в чем неправда пацифизма, в чем ошибочность того чудовищного морока, который нам навеяли внешние силы во второй половине ХХ века, когда чуть ли не главной задачей христиан объявляли сохранение «жизни на земле» и мира любой ценой – как будто что-либо важнее вечной жизни, к которой Господь нас ведет и через испытания, включая войны, если мы начинаем слишком надеяться на «мир и безопасность» и слишком увлекаться их постройкой. Обо всем этом можно и нужно сказать бедным лютеранам – и послушать в ответ не только профессиональных «мирологов», но также военных капелланов НАТО и политиков-лютеран. Однако называть это всеобъемлющим «богословским диалогом» - в высшей степени неправильно. Не может быть такого диалога по темам, второстепенным для спасения, при сознательном уходе от главных вероучительных и нравственных вопросов, без ясной православной по ним позиции. Даже если лютеранам будет очень неприятно ее услышать. 

http://www.patriarchia.ru/db/text/5381503.html