Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Нужен ли нам "православный Сталин"?

Интересные мысли архимандрита Феогноста (Пушкова) о христианском взгляде на государственность. Не под каждым утверждением подпишусь и не каждую лексему одобрю, но сказанное гораздо более обоснованно, чем все лукавые приспособленческие рассуждения сисправлибов. 

https://www.youtube.com/watch?v=k4okQfjaB4I&feature=youtu.be 


О Сталине и спорах вокруг него

Написал новую колонку для «Реального времени».

«От имени и образа этого человека никуда не денешься»
Сталин в России — не просто «больше чем Сталин», а больше чем любой другой предмет исторической дискуссии о будущем. Рядом могут встать, пожалуй, только споры вокруг Иоанна Грозного. И причина понятна. Именно Сталин и Иоанн IV посмели уничтожать «прогрессивные» элиты. Ленин и Троцкий уничтожали элиты «реакционные», а заодно и простой народ. Петр обычными людьми также не сильно дорожил. Этих, по интуиции наших либералов, трогать можно, как и «реакционеров». А вот «просвещенных», «умных», «лучших» — ни-ни. Такого, в отличие от гибели миллионов социальных «чужаков», некоторые простить не могут по определению. В первую очередь потому, что знают: доверие народа к слою «просвещенных» наглецов — нулевое, а жажда справедливости в обществе весьма высока. Любое «убийство Кирова», даже символическое, способно привести к повторению сценария 80-летней давности.
Поэтому Сталина из последних силы пытаются втоптать в грязь троцкистским сапогом или зиновьевским штиблетом. И больше всего нападают на главное, пожалуй, достижение сталинской эпохи — победу в Великой Отечественной войне, после которой Москва возвратила почти все потерянные территории и контролировала пол-Европы.
Недавно я побывал в музее на Поклонной горе — и увидел немало изображений Сталина, одно его изваяние и даже видеоинсталляцию, на которой вождь «оживает» — смотрит на карту, зажигает спичку, беседует с Черчиллем, а в какой-то момент просто смотрит тяжелым взглядом на праздную публику (между прочим, большинство экскурсантов — иностранцы). Никто по поводу изображений вождя не протестует — как в самом музее, так и в соцсетях, куда я выложил несколько фотографий после культпохода. Да, от имени и образа этого человека никуда не денешься: история той войны без него немыслима. Рузвельт и Черчилль общались с ним без каких-либо опасений и нравоучений. В народе России его авторитет весьма высок, а в Грузии его изображения можно увидеть повсюду, хотя они и приобретают все чаще фольклорно-попсовый характер. Тотальный антисталинизм остался маркером стремительно вымирающей тоталитарной секты либералов советского розлива…

«Не нести счастье коммунизма всей планете, а восстанавливать»
В чем же причина успехов Сталина, за которые его уважают до сих пор? Только ли в «жесткой руке»? У Троцкого она, между прочим, пожестче была… Полагаю, что бывший семинарист, превратившийся в бандита-большевика, уже вскоре после революции понял: если продолжать ее до бесконечности, она пожрет всех своих детей и его в том числе. Поэтому надо не нести счастье коммунизма всей планете, а восстанавливать и далее строить государственность. Избавляясь от тех, для кого «мировая революция» была важнее всего. И тех, кто сохранял разрушительный антигосударственный пафос.
Сталин, возможно, благодаря воспитанию в простой семье, а также благодаря семинарскому образованию, вовремя сумел подстроиться под душу народа, под его вековые интуиции, в которых содержатся и мудрость прошлого, и образ будущего. Его действия в 30-е и 40-е годы были созвучны традиционной православной имперской геополитике — ближневосточной, балканской, среднеевропейской. Думаю, что сказалось влияние одного из семинарских учителей — умнейшего иеромонаха Димитрия (Абашидзе), который юного Джугашвили из духовной школы выгнал, но в период его всевластия особо не пострадал.
В поступках вождя не было никакого особенного политического гения. Сталин просто начал делать то, что в России делала любая адекватная власть, даже имеющая заграничное происхождение или формально связанная с заграничной же идеологией марксизма. Просто власть, поступающая в России вопреки глубинной воле народа и вопреки православному вектору истории, живет недолго и уж точно не одерживает побед — разве что в гражданских войнах, но и их плоды быстро теряются.

«О Сталине будут спорить не просто долго»
Итак, для меня Сталин — просто адекватный обстоятельствам, расчетливый и неглупый человек. Не гений и тем более не святой. Да, сегодня его подчас изображают на иконах, но без нимба, среди других полководцев. Пусть даже рядом с ликами святых, но не вровень с ними. Так изображают многих исторических персонажей, служивших фоном для проявления святости. А иногда даже… действующих иерархов, политиков и бизнесменов, например, когда расписывают новоосвященный храм. Иконы же самого Сталина (видел в Интернете и такие) — конечно, неканоничны.
Тем более что нет ни одного документального свидетельства, что вождь покаялся за свое безбожие, за гонения на веру и Церковь, за гибель невинных людей (впрочем, красных палачей невинными уж точно не назовешь — как и тех, кто предал царя и развалил империю). Если покаяния не было, душа Сталина находится в аду. Впрочем, сохранились некоторые воспоминания, мысль о покаянии допускающие. Так, офицер сталинской охраны Юрий Соловьев утверждал, что вождь молился в одном из кремлевских храмов. О том, что Сталин исповедовался у митрополита Николая (Ярушевича), говорили внук советского лидера Александр Бурдонский и доверенный человек митрополита Любовь Петерсон (ей владыка поведал об этом незадолго до кончины).
О Сталине будут спорить не просто долго — всегда, пока существует Россия. И те, кто стремится — подчас оправданно — возродить политику «сильной руки». И те, кого бросает в дрожь рассказ о об отказе вождя менять пленного сына на немецкого генерала — у самих-то дети пристроены в «добровольных заложниках» стратегического противника и уж точно никогда не пойдут воевать за Родину… Будут спорить и те, кто просто боится великого будущего страны, несовместимого с обывательским комфортом и тихим сном души. Я, впрочем, верю, что Господь не даст России уснуть, успокоиться, отказаться от особой миссии в мире. И поэтому крупные, эпические фигуры ее истории будут для иных примером, для некоторых — кошмаром, но всегда — поводом напрячь ум и совесть.


https://realnoevremya.ru/articles/73005-vsevolod-chaplin-o-spornoy-figure-staline
 

Епископ Августин о Сталине и советском строе

Обратите внимание на недозамеченное выступление епископа Городецкого и Ветлужского Августина: http://www.blagogon.ru/news/484/ . Насколько мне известно, это выступление постарались не допустить в глянцево-парадные православные СМИ. У меня оно еще на фб почему-то начали квалифицировать как "спам". Нас, православных людей, зря обвиняют в нелюбви к советскому периоду истории. Только нам нравится в этом периоде не то, что было в нем большевицкого (революция, безбожие, идеология "классовой борьбы", убийство невинных людей по социальному признаку), а то, что было в нем христианского (единоначалие, стремление к единомыслию, общая собственность, геополитика, уничтожение реальных заговорщиков и врагов народа). И никуда не деться от того, что христианские мотивы в советской политике усилил именно Сталин. А ослабляли - Ленин, Хрущев, Андропов, Горбачев.
Итак, несколько цитат из владыки Августина:
"Россия может и должна предложить миру новую парадигму и модель жизнедеятельности человека. <...> Политическая воля и система творит новый тип личности: все работают на мощь государства, и государство возвращает членам общества все необходимое для формирования советского типа личности и советского образа народной жизни: все бесплатно, все честно, все ответственно. Советский Союз — это огромная семья во главе с отцом. <...> У истоков создания этой модели, которой не было аналогов в прошлом, стоял Сталин. <...>
Сегодня, когда не стало такой мощной государственной и мировой силы, каковым был Советский Союз, — как защитник слабых народов, как поборник социалистической справедливости, как социалистическая модель альтернативы капитализму, транснациональным капиталистическим корпорациям и транснациональной банковской системе, — сегодня человечество оказалось перед лицом феноменального вопроса: или принять данную парадигму и модель жизнедеятельности для всех народов планеты, — я имею в виду сегодняшнее доминирование американцев, — или выработать и принять другую модель".

Про распад СССР

Из книжки "Вера и жизнь" (http://www.labirint.ru/books/558881/ )

...Не менее важной причиной для распада единой страны стала попытка захвата власти Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП). В августе 1991 года я учил английский в Бирмингеме по линии Конференции европейских церквей. Незадолго до этого меня назначили заведующим сектором общественных связей и политического анализа ОВЦС. О произошедшем я узнал от преподавателей, потом из телеэфира. Начал рваться в Москву — приехать не получилось. Соученики из разных стран и педагоги-англичане, конечно, спрашивали о происходившем. Большинство искренне сочувствовало. Даже переживало — ведь рушился послевоенный мир, рушилась ядерная держава. Успокаивал меня только отец Миленко Зебич — священник из сербского прихода, куда я ходил сослужить по воскресеньям и праздникам. После кофе и сливовицы он всегда говорил о России со своеобразными надеждами.
— Слушай, Всеволод, — заговорщически шептал пожилой серб. — У вас, у русских, нет наследника престола. Все, кто есть, — так, седьмая вода на киселе. А у нас есть Александр Карагеоргиевич (имя кронпринца возносилось в этом храме за каждым богослужением — прим. авт.). У нас, у сербов, нет атомной бомбы. А у вас есть. Смотри, все очень просто — мы вам царя, вы нам бомбу! И помни: нас, сербов, 250 миллионов. Вместе с вами, с русскими.
Утешало это меня слабо. Из Москвы доносились все более тревожные вести. На смену советской централизованной власти приходил хаос — и понимание этого перекрывало радость от падения безбожного режима.
Вскоре началась охота на ведьм. Демократы начали вести себя вполне по-тоталитарному. В Церкви это выразилось в заговоре против Синода, якобы поддержавшего ГКЧП. Диакон Андрей Кураев, на тот момент ненадолго прорвавшийся в спичрайтеры Патриарха Алексия, дал ему на подпись пару текстов, лоялистских по отношению к Ельцину и его окружению. Потом митрополит Кирилл предложил тексты более сбалансированные — и они тоже были одобрены (как я уже писал, покойный Патриарх в политике разбирался мало и доверял людям, декларировавшим свою компетентность и осведомленность). Вскоре отец Андрей начал раздавать журналистам наброски текстов, обличавших Кирилла и других митрополитов в поддержке ГКЧП. В атмосфере осени 1991 года для светских людей это значило немедленное отстранение от должности. На подобный же процесс в Церкви и был расчет. Мне тогда удалось заполучить один из набросков, а вскоре знакомый журналист публично «слил» Кураева. На этом его молниеносная карьера, по большому счету, закончилась навсегда — к принятию серьезных решений «рискового» манипулятора подпускать уже не решались.
Так или иначе, ГКЧП был обречен. Его члены сами не верили в успех, не готовы были проявить волю. Народная поддержка была не на их стороне. Многие люди, как и я тогда, наивно считали: стоит избавиться от маразмирующей КПСС — и страна заживет счастливо и сытно. Как вожделенный Запад.
Очень скоро стало ясно: Россия лишилась политической, идейной, а во многом и духовной самостоятельности. И власти, и подавляющее большинство СМИ стали агрессивно продавливать западный путь развития экономики и государственного устройства — путь вовсе не очевидный. Советский Союз в течение нескольких десятилетий создавал этому пути альтернативу, и довольно успешную. Она влияла не только на третью часть мира, пошедшую по «социалистическому» или прямо коммунистическому пути, но и на сам Запад. Левые партии, профсоюзы, рабочие движения стали там сильным противовесом всевластию глобального бизнеса именно потому, что за ними незримо (или вполне явно) стоял СССР. Даже Католической Церкви, традиционно объединявшей правых консерваторов, пришлось вести диалог с марксистами и мириться с наличием в своих рядах «теологии освобождения» — доктрины левого толка, которая развилась в Латинской Америке и потом перекинулась на страны Запада. Сейчас все это почти забыто.